30.12.12

Узбекистан: две правозащитницы подверглись пыткам

15 дней двух правозащитниц удерживали под стражей в подвале отделения милиции Пахтакорского района Джизакской области. Под пытками их принуждали отказаться от участия в общественной акции, посвященной защите конституционных прав.  
С 1 по 10 декабря 2012 года правозащитники и активисты движения «Бирдамлик» проводили акцию, посвященную 20-й годовщине Конституции Узбекистана. Они распространяли среди населения информацию о конституционных правах и свободах. В акции приняли участие и джизакские правозащитницы Саида Курбанова и Нуринисо Холбоева.

На фото: Нуринисо Холбоева 
и Саида Курбанова 
Саида Курбанова, родилась 31 декабря 1958 года, председатель Пахтакорского отделения Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ), возглавляемого Талибом Якубовым.

Нуринисо Холбоева, родилась 15 июня 1967 года, правозащитница и активистка Движения «Бирдамлик».

5 декабря 2012 года в дом правозащитницы Саиды Курбановой ворвались несколько сотрудников Пахтакорского районного отделения внутренних дел (далее РОВД. — Ред.). Приказным тоном, угрожая расправой, представители власти потребовали от правозащитницы Курбановой отказаться от участия в общественной акции, посвященной 20-летию Конституции Узбекистана и запретили выходить из дома.

6 декабря 2012 года, вопреки требованиям сотрудников милиции, Саида Курбанова и ее коллега Нуринисо Холбоева снова раздавали по городу текст Конституции Узбекистана.

В этот день в дом Курбановой пришел председатель Пахтакорского сельского схода граждан Товбой Солиев и сказал, что из хокимиата (в переводе с узбекского — «администрации» – Ред.) просили срочно составить график подачи электричества удобные для населения часы. В последние годы в Узбекистане часто отключают электричество. по этому поводу проходили акции протеста. Саида Курбанова пригласила Нуринисо Холбоеву и они пошли втроем опрошивать жителей района, а по дороге зашли в кафе «Домашняя кухня» пообедать.

Уже в кафе к ним присоединилась знакомая Солиева – Махлиё (ее фамилию и род занятий установить не удалось. – Ред.). Она много пила и, когда изрядно опьянела, стала предлагать водку Саиде Курбановой и Нуринисо Холбоевой. В ответ на их отказ она плеснула водку им в лицо и стала во весь голос на них кричать. После чего появились сотрудники РОВД Пахтакорского района и обвинили правозащитниц в хулиганстве и взяли их под стражу. Махлиё и Товбой Солиев в тот момент исчезли. 

6 декабря 2012 года состоялся суд над Саидой Курбановой и Нуринисо Холбоевой в Пахтакорском суде по уголовным делам, где было рассмотрено административное дело по статье 183 Административного кодекса Узбекистана (мелкое хулиганство). Правозащитниц приговорили к 15 дням лишения свободы и оштрафовали на 179 тысяч сумов каждую, в пересчете на доллары США эта сумма составляет 90 долларов США. Махлиё на суде участвовала в качестве свидетеля. Товбой Солиев на суде не появился. Адвоката у обвиненных правозащитниц не было. Родственники узнали об их местонахождении через три дня после их ареста.

15 дней Саида Курбанова и Нуринисо Холбоева содержались в небольшом подвальном помещении районного отделения внутренних дел Пахтакорского района Джизакской области.

С первого до последнего дня их допрашивали в подвале и в кабинете заместителя начальника Пахтакорского отделения внутренних дел Джизакской области Акмаля Джаханова. По словам правозащитниц, с ними обращались грубо, из уст сотрудников Пахтакорского РОВД звучала нецензурная брань и угрозы следующего содержания: «Ваших детей обвиним в участии в религиозных течениях и посадим в тюрьму!», «Вам делать нечего? Или вам нужен мужчина? Проблем нет, окажетесь среди 10 мужчин, они быстро вас утешат!», «Если не прекратите свои дела, то изрисуем морду и в задний проход затолкаем дубинку!». Правозащитниц хватали за волосы и били головой о бетонную стену, наносили удары в живот и другие части тела.

Под угрозой расправы над ними и их близкими правозащитницы написали  «обязательство» отказаться от общественной деятельности и дали согласие прекратить сотрудничество с движением «Бирдамлик».

Родные правозащитниц догадывались, что к ним применяют пытки, и каждый день обращались в РОВД с целью добиться освобождения женщин. Заместитель начальника Пахтакорского отделения внутренних дел Джизакской области майор Акмал Джаханов не скрывал раздражения и грозил разобраться не только с арестованными, но и с их семьями. Он жестко потребовал от жены сына Саиды Курбановой написать «гарантийное письмо» следующего содержания: «...если моя свекровь [Саида Курбанова] впредь будет продолжать свою деятельность в организации «Бирдамлик», мой полуторагодовалый сын Муроджон будет передан властям в качестве заложника». 21 декабря 2012 года Джаханов получил эту «гарантию» и ближе к 17:00 отпустил правозащитниц домой.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA убедительно просит всех заинтересованных лиц, организации и средства массовой информации обратить внимание на судьбу Саиды Курбановой и Нуринисо Холбоевой. Необходимо сделать все возможное, чтобы акты расправы над правозащитницами прекратились.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA считает, что действия  предствителей власти — заместителя начальника Пахтакорского районного отделения внутренних дел Джизакской области майора Акмаля Джаханова и его подчиненных, являются противоправными и противоречат Конститутции Узбекистана и обязательствам по международным соглашениям, которые принял на себя Узбекистан.

AHRCA сообщила о расправе над правозащитницами Саидой Курбановой и Нуринисо Холбоевой:
—  Специальному докладчику ООН по вопросам пыток, 
— Специальному докладчику ООН по вопросу о положении правозащитников, 
— Евросоюзу, 
— Госдепартаменту США
— и международным правозащитным организациям. 



27.12.12

Узбекистан: заключенный проглотил гвозди в знак протеста

Администрация колонии УЯ 64/51, расположенная в Кашкадарьинской области, ввела график посещения туалета, в остальное время это помещение на замке. Эти нововведения вызвали дискомфорт и физические страдания среди осужденных.

3 декабря 2012 года в колонии УЯ 64/51 заключенный Камолиддин Фахриддинов проглотил гвозди в знак протеста установленному порядку. Два дня он оставался без медицинской помощи. Лишь на третий день его направили в Республиканскую больницу для заключенных – УЯ 64/18 в городе Ташкенте.

Заключенный Фахриддинов направлял несколько жалоб на имя спецпрокурора, но его письма сотрудники администрации колонии перехватили. Поэтому Камолиддин Фахриддинов пошел на крайние меры.

художник "Усто"
С 6 декабря 2012 года судьба Камолиддина Фахриддинова остается неизвестной. Представители администрации колонии отказываются предоставлять какие-либо сведения об этом заключенном. Родственников у Камолиддина Фахриддинова нет. Жена некоторое время назад скончалась, и с тех пор его никто не посещает.

Нашей организации стало известно, что Камолиддин Фахриддинов 1959 года рождения, осужден по статье 168 (мошенничество). Дату ареста и срок наказания установить не удалось.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» считает условия посещения туалета в колонии УЯ 64/51 жестокими и унижающими достоинство видом обращения. Действия со стороны администрации колонии 64/51 противоречат Конституции Республики Узбекистан и обязательствам, принятым этой страной при ратификации Международного пакта ООН о гражданских и политических правах  (ст. 7, 10,  19,  26), Конвенции против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (статьи 2, 4, 12, 16) Декларации ООН о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы, а также Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (принципы 1, 3, 6, 21).




16.12.12

Узбекистан: Мураду Джураеву назначен еще один срок заключения - три года 24 дня.

Заключенный Мурад Джураев получил еще один срок лишения свободы – три года 24 дня. Это уже пятая подряд судимость, добавленная к основному сроку. Вынесенный обвинительный приговор в очередной раз показал стремление властей лишить Мурада Джураева перспективы когда-нибудь выйти на свободу. Необходимо срочное вмешательство международного сообщества.
Мурад Джураев
1994г
Мурад Джураев родился в 1952 году в городе Мубарек Кашкадарьинской области. По национальности туркмен. Женат, имеет троих детей. Окончил Ташкентский политехнический институт. В 1989 - 1992 годах работал председателем исполнительного комитета городского совета города Мубарек. 1991-1992 годах был депутатом парламента Узбекистана.


Его обвинили в преступном сговоре с лидером оппозиционной политической партии «Эрк» Мухаммадом Салихом. По версии властей они хотели организовать насильственный захват власти.

С 18 сентября 1994 года Мурад Джураев находится в заключении. 

4 декабря 2012 года, в 19:00, в городе Алмалык Ташкентской области проходил суд над политзаключенным Мурадом Джураевым. Его приговорили к трем годам и 24 дням лишения свободы по статье 221 части 2 пункта «б» Уголовного кодекса Узбекистана «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания». Это четвертая судимость по аналогичной статье Уголовного кодекса и пятая - к основному сроку. Характерно, что проходило судебное заседание над Мурадом Джураевым накануне выхода в свет постановления Сената Узбекистана об амнистии в связи с 20-й годовщиной Конституции Узбекистана.

Присутствовавшие на судебном заседании свидетели сообщают, что Мурад Джураев выглядел изнуренным и исхудавшим. Он признался, что держится исключительно из чувства благодарности к своей жене. Все эти годы она его стойко поддерживает и относится с прежним уважением. Мурад Джураев признался, что готов делать все возможное, чтобы выйти на свободу и быть рядом с женой.
  • Cуд
Открытое судебное разбирательство по уголовному делу в отношении Мурада Джураева проходило в Алмалыкском городском суде, под председательством судьи М.О. Нигманова секретаря И.С.Адылова и помощника спецпрокурора города Ташкента Ж.Б.Махмудова. Адвоката у Мурада Джураева не было. Родственники тоже не присутствовали.

В приговоре по уголовному делу № 1-554/12 описано четыре эпизода, которые стали  для суда основанием квалифицировать действия Мурада Джураева, как неповиновение законным требованиям администрации колонии УЯ 64/45, расположенной вблизи города Алмалык Ташкентской области. 
     - 8 сентября 2012 года М.Джураев зашел в барак (помещение для сна заключенных – Ред.) в обуви, в которой ходил на улице.  Решением  №234 ему было назначено наказание - 15 дней карцера (помещение для временного одиночного заключения – Ред. ).
     - 22 июня 2012 года М.Джураев курил за пределами помещения, отведенного в соответствии с противопожарными нормами для этих целей. Решением №961 - 2 месяца карцера.
     - 12 мая 2012 году М.Джураев совершил обмен чая на табачные изделия. Решением  №1591 - 15 дней карцера.
     - 5 ноября 2011 года М.Джураев не выполнил возложенное работу по благоустройству территории колонии.  Решением №650 - 15 дней карцера.

14 декабря 2012 года адвокат Мурада Джураева направил апелляционную жалобу, в которой была представлена версия приговоренного по всем случаям так называемых правонарушений. Из перечисленных нарушений Джураев смог вспомнить лишь случай, когда было сделано замечание администрации 8 сентября 2012 года. Тогда он зашел в барак в туфлях, которые он использует вместо тапочек. Сотрудник администрации не пожелал его выслушать и оформил «нарушение» накануне свидания с женой. Обо всех остальных случаях Джураев впервые узнал во время судебного заседания.
  • Дело Мурада Джураева
31 мая 1995 года Мурад Джураев был приговорен к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима и конфискацией имущества. На основании акта амнистии, этот срок наказания был сокращен на три года.


Мурада Джураева обвинили в преступном сговоре с лидером оппозиционной политической партии «Эрк» Мухаммадом Салихом, который, по версии властей, пытался организовать насильственный захват власти.

Незадолго до окончания срока 27 июля 2004 году Джураева осудили по надуманному обвинению по ст. 221 Уголовного кодекса Узбекистана «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания» еще на три года лишения свободы. То же самое произошло и 27 июля 2006 года, когда подходил срок окончания последнего приговора, - заключенному добавили еще три года наказания по статье 221 УК РУз. 31 мая 2009 года по той же статье срок заключения опять был продлен на три года и четыре месяца. Среди прочих причин - в наказание за то, что он «неправильно чистил морковь», работая на кухне. 13 ноября 2012 года истек четвертый  срок наказания.

P.S. AHRCA обращает внимание на то, что указанные в этом документе даты судебных решений взяты из приговора по уголовному делу № 1-554/12 в отношении Мурада Джураева. В предыдущих материалах AHRCA даты были записаны по памяти Холбеки Джураевой (супруги).
                                                                         *   *   *
Ассоциация «Права Человека в Центральной Азии» - AHRCA и Холбика Джураева (супруга Мурада Джураева) убедительно просят всех заинтересованных лиц, организации и средства массовой информации обратить внимание на дело Мурада Джураева и обратиться с соответствующими заявлениями к руководству Республики Узбекистан с призывом скорейшего его освобождения по указанным ниже адресам.

Addresses:
  • President of Uzbekistan, Islam Karimov, ul. Uzbekistanskaya 43, Rezidentsia prezidenta, 700163 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 53 25, E-mail: presidents_office@press-service.uz;
  • Minister of Foreign Affairs, Abdulaziz Kamilov, Ministerstvo inostrannykh del RU, pl. Mustakillik 5; 700029 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: + 998 71 139 15 17, E-mail: rnews@mfa.uz;
  • Parliamentary Commissioner for Human Rights, Sayora Rashidova, ul. Xalqlar Dostligi 1, 700035 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 85 55, E-mail: office@ombudsman.gov.uz;
  • Chairman of the Supreme Court of the Republic of Uzbekistan, Buritosh Mustafaev, Verkhovny Sud Respubliki Uzbekistan, ul. Abdulla Kodiri 1, 700183 Tashkent; Republic of Uzbekistan, Fax: + 998 71 144 62 93;
  • General Prosecutor of the Republic of Uzbekistan, Rashidjon Kodirov, ul. Gulyamova 66, 700047 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 133 39 17, E-mail: prokuratura@lawyer.com;
  • National Centre for Human Rights, Senator Akmal Saidov Natsionalny, Tsentr po pravam cheloveka, Mustakillik Maidoni 5/3, 700029 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: + 998 71 139 13 56 / 45 16, E-mail: office@nchr.uz;
  • Ambassador of the Republic of Uzbekistan, Permanent Mission of the Republic of Uzbekistan to the United Nations in Geneva, PO Box 1853, 1215 Geneva 15, Switzerland, Fax: +4122 799 43 02, E-mail: uzbekistan@bluewin.ch;



Ранее мы писали: 
          - Пресс-релиз «Узбекистан: тяжелобольного политзаключенного Мурада Джураева снова поместили в изолятор» от 14 октября 2012 года; 
          - Пресс-релиз «Четыре месяца не удается узнать о местонаждении политзаключенного Мурада Джураева» от 17сентября 2009 года;




7.12.12

Узбекистан: Свободу политическим заключенным в День Конституции

Годовщина должна стать поводом для проведения реальных реформ


(Париж, 6 декабря, 2012) – В связи с двадцатой годовщиной принятия Конституции страны 8 декабря 2012 года правительство Узбекистана обязано дать свободу всем политическим заключенным, - заявили сегодня представители правозащитных групп. Лишь освобождение политических заключенных способно показать истинное направление широко разрекламированного процесса реформ в Узбекистане, сказали правозащитники.

Под обращением подписались девять международных организаций, - Хьюман Райтс Вотч, группа «Freedom Now», Комитет по защите журналистов, Ассоциация по правам человека в Центральной Азии, Международное партнерство по правам человека, Международная правозащитная ассоциация «Клуб пламенных сердец», американский ПЕН-центр, АСАТ-Франс и Международная федерация за права человека.

«Журналисты, правозащитники, писатели, а так же оппозиционные и религиозные деятели, находящиеся в заключении только из-за проведения мирных акций, во-первых, вообще не должны быть в тюрьме» - заявил Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч в Центральной Азии. – «Для президента Ислама Каримова освобождение политических заключенных в День конституции является наилучшей возможностью показать народу Узбекистана и международным партнерам, что он действительно готов двигаться по пути реформ».

В День Конституции власти Узбекистана традиционно объявляют амнистию потенциально применимую к нескольким тысячам заключенных. Но арестованные по политическим обвинениям почти никогда не попадают под действие этой амнистии. Кроме того, даже в случае освобождения, амнистия не отменяет неправомерных приговоров. Правозащитные группы призвали власти Узбекистана предоставить заключенным доступ к необходимой медицинской помощи и разрешить свидания с семьей, которые положены им согласно международному законодательству о правах человека.

Известно, что в настоящий момент без каких либо иных причин, кроме собственной правозащитной деятельности, в заключении находятся следующие правозащитники: Солижон Абдурахманов, Азам Формонов, Мехриниссо Хамдамова, Зульхумор Хамдамова, Исроилжон Холдаров, Носим Исаков, Гайбулло Джалилов, Абдурасул Худойназаров, Эркин Кузиев, Ганихон Маматханов, Зафарджон Рахимов, Юлдаш Расулов, Дилмурод Саидов, Акзам Тургунов и Гульназа Юлдашева. По некоторым сведениям, журналист Джамшид Каримов в 2011 г. был выпущен из психиатрической лечебницы, где содержался принудительно, но после этого исчез. Это внушает опасения, что журналист снова был задержан и находится в полной изоляции.

Здоровье некоторых из заключенных внушает серьезные опасения, и как минимум семеро из них в тюрьме были подвергнуты пыткам или жестокому обращению. Агентства Организации Объединенных Наций (ООН) и недавний доклад Хьюман Райтс Вотч, сообщают, что в местах тюремного содержания Узбекистана широко и систематически применяются пытки и жестокое обращение с заключенными. Известен случай, когда при допросе гражданского активиста Тургунова, после его ареста в 2008 году по сфабрикованным обвинениям, офицер полиции облил ему спину кипятком, когда тот отказался подписать ложное признание. Обвиняемый потерял сознание и получил сильные ожоги. Не смотря на то, что Тургунов предъявил следы ожогов в зале суда, судья предпочел поверить заявлению полиции, что заключенного никто не пытал.

Кроме того, в тюрьме по политическим обвинениям находятся следуюшие выдающиеся писатели, представители интеллигенции и оппозиционеры: Исак Абдулаев, Азамат Азимов, Мухаммад Бекжанов, Батырбек Эшкузиев, Рухиддин Фахрутдинов, Хайрулло Хамидов, Бахром Ибрагимов, Мурод Джураев, Даврон Кабилов, Матлюба Каримова, Самандар Куканов, Мамадали Махмудов, Гайрат Мехлибоев, Юсуф Рузимурадов, Рустам Усманов, Равшанбек Вафоев, и Акрам Юлдашев.

Правительство Узбекистана также отправило в заключение тысячи независимых мусульман и людей других конфессий, состоявших в неподконтрольных государству религиозных организациях, осудив их по расплывчатым обвинениям в так называемом «религиозном экстремизме», «попытках свержения конституционного режима» и владении «нелегальной религиозной литературой».

Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям недавно пришла к выводу, что правительство Узбекистана нарушает международные обязательства, наказывая своих граждан за осуществление фундаментальных прав свободы выражения.

«Международное право и собственная конституция Узбекистана требует уважения к правам человека, таким, как свобода слова, совести, свобода собраний и убеждений» - заявил Патрик Гриффит, адвокат организации «Freedom Now». – «Чтобы Конституция имела хоть какой-то смысл, правительство должно немедленно освободить тех, кто задержан из-за осуществления этих основных прав».

Каждый год, в связи с декларацией независимости Узбекистана и Днем Конституции, по амнистии несколько тысяч заключенных получают свободу. Амнистии обычно подлежат лица, совершившие преступления, не представляющие серьезной опасности для общества, а также отдельные демографические категории, как например, женщины, несовершеннолетние и лица старше 60 лет. При подготовке списков на освобождение, начальство тюрем имеет крайне широкие полномочия. Политическим заключенным год за годом отказывают в амнистии, якобы из-за нарушений правил внутреннего тюремного распорядка. При этом к подобным нарушениям могут быть отнесены молитвы или ношение белой рубашки.

Тюремные власти также увеличивают сроки заключения правозащитникам, журналистам, членам политической оппозиции и тысячам заключенных по обвинению в «религиозном экстремизме», якобы за нарушения тюремного распорядка. Приговоры выносятся без должного судебного разбирательства, и к уже имеющимся срокам может быть добавлено до нескольких лет.

«Незаконное увеличение сроков для политических заключенных, многие из которых находятся за решеткой уже больше десятка лет, демонстрирует особую жестокость системы уголовного правосудия в Узбекистане» - заявила Надежда Атаева, президент Ассоциации по правам человека в Центральной Азии. «Некоторые из заключенных, например, Махмадали Махмудов, Мурод Жираев и Солиджон Абдурхманов, - пожилые люди со слабым здоровьем. Постоянное продление сроков заключения обрекает их на смерть за решеткой».

В конце января 2012 года, всего лишь за несколько дней до окончания 13тилетнего тюремного заключения, власти присудили Бекжанову, бывшему главному редактору оппозиционной газеты «Эрк» (Свобода), дополнительный пятилетний срок, за нарушение внутреннего тюремного распорядка. Бекжанов находится в заключении с 1999 года. Согласно сообщению Коммитета по защите журналистов, Бекжанов и Рузимурадов, провели в заключении дольше, чем кто-либо из журналистов во всем мире.

Хотя власти Узбекистана в последние несколько лет дали свободу нескольким правозащитникам, число освобождаемых  существенно сократилось тех пор, как Евросоюз и США начали процесс нормализации отношений с Узбекистаном, соответственно, в 2009м и 2012м годах, чтобы заручиться поддержкой Узбекского  правительства в Афганской войне.

В дополнение к кампании по преследованию и запугиванию гражданских активистов, власти Узбекистана также отправили в тюрьму в этом году еще как минимум двоих правозащитников: Кузиева, члена правозащитной организации «Эзгулик» (Милосердие) и Юлдашеву, члена Инициативной группы правозащитников Узбекистана. 26-летнюю Юлдашеву осудили в июле на 7 лет тюрьмы по сфабрикованному полицией обвинению в работорговле.

«Продолжающееся притеснение гражданского общества и вынесение приговоров правозащитникам показывают, что Ташкент явно не чувствует достаточного давления со стороны США, Евросоюза и других ключевых стран, чтобы изменить свое поведение» - заявил Артак Киракосьян, генеральный секретарь Международной Федерации за права человека. «Гражданскому обществу Узбекистана и его народу необходима более сильная поддержка со стороны Вашингтона, Брюселя, Берлина, Парижа и других столиц в области защиты прав человека».

Хотя Международный Комитет Красного Креста (МККК) имеет доступ в тюрьмы и места предварительного заключения Узбекистана, его работа является конфиденциальной. Местное гражданское общество, журналисты и международные неправительственные организации не могут осуществлять общественный контроль за происходящим в тюрьмах, поскольку правительство активно этому препятствует. За последние десять лет власти отклонили все запросы о доступе в тюрьмы для каждого из 11 специальных наблюдателей ООН, обратившихся с подобным запросом, включая Специального докладчика по ситуации с правозащитниками, и полностью игнорировали рекомендации разничных экспертных органов. 

Правительство вынудило многие международные организации и СМИ покинуть Узбекистан, в частности, под давлением властей в марте 2011 был закрыт офис Хьюман Райтс Вотч в Ташкенте. Кроме того, правительство отказывает в регистрации местным независимым правозащитным организациям.

В ноябре тюремные чиновники попытались помешать делегации МККК навестить журналиста Абдурахманова, которого власти содержали под стражей, скрывая от МККК в течение нескольких месяцев, - сообщил независимый новостной сайт Uznews.net. Во время одного из прошлых визитов Красного Креста в тюремный лагерь №64/61 Абдурахманов был вывезен из тюрьмы и спрятан от инспекции. Сын Абдурахманова сообщил новостному сайту, что тюремные власти привели на встречу с делегаций Красного Креста другого человека, который выдавал себя за Абдурахманова, однако инспекторы быстро обнаружили подмену.

Как международные законы, так и законы самого Узбекистана требуют, чтобы тюремные власти обеспечивали основные потребности заключенных, позволяли регулярные свидания, в том числе с семьей, и относились к заключенным с уважением, не оскорбляя их достоинства. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и Международный пакт о гражданских и политических правах запрещают бесчеловечное или унижающее достоинство обращение с заключенными. Узбекистан является участником обоих соглашений. Правительство Узбекистана должно немедленно начать расследование всех обвинений в жестоком обращении с политическими заключенными. Кроме того, должны быть пересмотрены все закрытые слушания, где политическим заключенным были присуждены дополнительные сроки, - заявили представители правозащитных групп.

«Вместо отправки активистов под домашний арест или подавления мирных акций протеста, президент Каримов должен отметить День Конституции соблюдением конституционных принципов и исполнением соглашения Узбекистана по международной защите прав человека, - заявила Мутабар Таджибаева, бывшая политиечская заключенная и президент «Клуба пламенных сердец». - «Правозащитники Узбекистана, журналисты и участники религиозной и политической оппозиции страдали уже достаточно долго».


27.11.12

Норвегия: гражданке Узбекистана звонит с угрозами сотрудник МВД Узбекистана

Сотрудники правоохранительных органов Узбекистана звонят за границу объявленным в розыск лицам и угрожают им арестом по линии Интерпола. Под предлогом  закрытия  уголовного дела они  вымогают у обвиняемых имущество и требуют дорогостоящие подарки. В течение года телефонные звонки подобного содержания поступают гражданке Узбекистана Мухаббат Позиловой, проживающей в Норвегии.
 
Гражданка Узбекистана Мухаббат Позилова три года живет в Норвегии, где обратилась за международной защитой. Она родилась и выросла в Узбекистане. Имеет четверых детей. До эмиграции занималась предпринимательской деятельностью.
 
Дело Мухаббат Позиловой заслуживает внимания Генеральной прокуратуры и Министерства иностранных дел Норвегии. На протяжении года она получает по телефону угрозы о расправе со стороны представителей узбекских органов правопорядка.
  • О незаконных действиях сотрудников МВД Узбекистана
С июля 2011 года на номер норвежского мобильного телефона Мухаббат Позиловой звонит сотрудник уголовного розыска Узбекистана Низом Ешмурадов с номеров узбекских телефонов +998712966072 – стационарный, +998971196166 – мобильный, оформленные на Хамзинское отделение внутренних дел МВД Узбекистана. В приложении – аудиозапись одного из телефоных разговоров, здесь и его распечатка, ниже.
 
По словам Мухаббат Позиловой, следователь Ешмурадов неоднократно угрожал ей по телефону арестом по линии Интерпола и принуждал пойти на мировое соглашение с «конкурентами». В случае если она выполнит это требование, он обещает закрыть  уголовное дело против нее на основании последнего акта об амнистии. Мухаббат Позилова смогла записать на телефон угрозы Ешмурадова и сохранила даты и время других его звонков. За этот период зафиксировано по меньшей мере 15 звонков и одно СМС, в котором автор пишет: «где заявление «Айфончи»». Как объясняет Мухаббат Позилова, Ешмурадов вымогает у нее новый дорогостоящий iPhone и требует заявление об отказе от ее имущества в пользу третьих лиц.
 
Согласно 5–8 статей Уголовно-процессуального кодекса Узбекистана, следователи, судьи, прокуроры для проведения процессуальных действий за рубежом должны обращаться в генпрокуратуру.  Только она (генпрокуратура) имеет право обращаться в соответствующие учреждения иностранного государства по месту пребывания подозреваемого или преступника. Однако сотрудник уголовного розыска Узбекистана Низом Ешмурадов и следователь Хамзинского районого отделения внутренних дел города Ташкента Бахтиёр Эркабаев в нарушение процессуальных норм нанесли вред законным интересам гражданки Позиловой и, кроме того, нарушили статьи Уголовного кодекса Узбекистана:
          – 214 (вымогательство вознаграждения), предусматривает три года лишения свободы;
          –  235 (применение пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания), предусматривает наказание до восьми лет лишения свободы за незаконное психическое воздействие на подозреваемого, в данном случае Позиловой и ее близких родственников, посредством угроз, совершаемое следователями с целью получить от родных Позиловой информацию о ее местонахождении и принудить ее отказаться от имущества в пользу третьих лиц;
          – 239 (разглашение данных дознания или предварительного следствия), предусматривает три года лишения свободы.
 
  • Причины эмиграции
С 2005 по 2007 годы Позилова владела предприятием «Ескадо сервис» и была дилером Волгоградского завода «Северсталь-Эмаль» (Россия), на котором производится эмалированная и  антипригарная посуда. Свое дилерское предприятие Позиловой пришлось закрыть под давлением конкурентов-вымогателей. Когда она в очередной раз отказалась выплачивать вымогателям проценты от прибыли, ее стали вызывать в таможенный и налоговый комитеты Узбекистана. В кабинетах этих ведомств ей объяснили, что все дилеры иностранных предприятий контролируются Гульнарой Каримовой, дочерью главы Узбекистана Ислама Каримова. Сотрудник Таможенного комитета прямо сказал Позиловой, что во избежание проблем необходимо закрыть предприятие «Ескадо сервис». А вскоре договор о дилерстве с волгоградским партнером был досрочно прекращен и передан ее конкурентам.
 
Позилова решила поменять сферу деятельности и в 2008 году открыла магазин Kalizion fashion в центре Ташкента рядом с Алайским рынком. Позилова платила налоги и часть прибыли передавала малоимущим в мечети. И опять  пришли «важные» люди и стали устанавливать новый порядок на ее предприятии. Они же незаконно забрали товар со склада магазина Kalizion fashion и стали пророчить проблемы.
 
Респонденты Ассоциации подтвердили факт принадлежности магазина Kalizion fashion Позиловой, но отказались называть имена вымогателей. Они считают, что это отразится на их безопасности.
 
Когда Мухаббат Позилова отказалась «добровольно» отдать магазин Kalizion fashion вымогателям, против нее возбудили уголовное дело по статье 168 (мошенничество) Уголовного кодекса Узбекистана.
 
Опасаясь расправы, большинство из окружения Позиловой не поддержали ее. В отличие от многих, коллега Умид Ходжиматов ходил к вымогателям и взывал к их совести, после чего был обвинен в мошенничестве и осужден на 5 лет.
 
Мухаббат Позилова успела эмигрировать, сохранив за собой право на собственность магазина Kalizion fashion. Власти объявили ее в розыск по Узбекистану и, скорее всего, по СНГ (розыскное дело № 10/11717).
 
В дом к родителям Позиловой несколько раз приходил сотрудник уголовного розыска Узбекистана Низом Ешмурадов и следователь Хамзинского районого отделения внутренних дел города Ташкента Бахтиёр Эркабаев. Они грубо требовали от детей и отца Мухаббат информацию о ее местонахождении и номер телефона. Таким образом узбекским правоохранительным органам стал известен номер мобильного телефона Мухаббат Позиловой в Норвегии. Переживания за дочь и внуков спровоцировали у отца Мухаббат сердечный приступ, приведший 22 июля 2011 года к его смерти. Этот факт подтверждается свидетельством о его смерти.
 
  • Система
Ассоциация «Права человка в Центральной Азии» все чаще получает заявления узбекских предпринимателей, подвергшихся вымогательству со стороны тех, кому покровительствуют сотрудники правоохранительных органов. Характерно то, что никто из пострадавших не смог оспорить свое право на собственность. Как только они начинали сопротивляться напору вымогателей, против них возбуждали уголовное дело со всеми вытекающими последствиями. Даже в эмиграции они не чувствуют себя защищенными, в их отсутствие страдают родные, проживающие в Узбекистане.
 
*   *   *
 
Заявление гражданки Узбекистана Мухаббат Позиловой и имеющиеся доказательства об угрозе ее безопасности направлены в Генеральную прокуратуру Норвегии и Министерство иностранных дел Норвегии с просьбой обеспечить Мухаббат Позиловой безопасность в соответствии с обязательствами по международным соглашениям в области прав человека. Одновременно отправлено специальное сообщение о незаконных действиях сотрудников правоохранительных органов Узбекистана в центральный офис Интерпола, Специальному докладчику ООН по вопросам пыток с просьбой обратить на это внимание официального представительства Узбекистана в ООН.
 
 
Приложение 1
 
На протяжении года сотрудник отдела уголовного розыска Хамзинского района города Ташкента Низом Ешмурадов терроризирует своими телефонными звонками гражданку Узбекистана Мухаббат Пазилову, временно проживающую в Норвегии. Ешмурадов угрожает арестовать Пазилову, объявить ее в розыск по линии Интерпола и одновременно вымогает у Пазиловой Apple iPhone.

Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» удалось получить список телефонных звонков Низома Ешмурадова с номеров +9989712966072  и +998971196166, принадлежащих РОВД Хамзинского района города Ташкента. Принадлежность этих телефонных номеров подтвердили также наши источники в Узбекистане. Нам достоверно известно, что сотрудник отдела уголовного розыска Низом Ешмурадов звонил с угрозами Мухаббат Позиловой: 
24.10.2012 07:18
04.04.2012 16:03
04.04.2012 16:02
15.03.2012 13:28
04.03.2012 15:04
03.03 2012 15:03
10.02.2012 11:47
10.02.2012 11:31

Мы располагаем аудиозаписью одного из таких телефонных звонков Низома Ешмурадова к Мухаббат Позиловой, сделанной 4 июня 2012 года. Звонок поступил в  16:48:49. Длительность разговора: 4 минуты 19 секунды. Оригинал записи на узбекском языке можно прослушать здесь:
  • Ниже – расшифровка телефонного разговора на русском языке.
Низом:  Алло,  Мухаббат? Как ваши дела? Какие новости?
Мухаббат: Спасибо, как сами?
Низом:   Заставляешь нас скучать по тебе. Ты приедешь?
Мухаббат: Скучаете? Вам легко так говорить.
Низом:  Да.
Мухаббат: Как только я услышала эту новость, места себе не нахожу.
Низом:   Такие дела.
Мухаббат: В прошлый раз по телефону вы сказали, что объявите меня в розыск?
Низом:   Нет, пока я не подал на тебя в розыск, я еще работаю над этим!
Мухаббат: Если я не приеду, вы меня объявите в розыск?
Низом:  [смеется– Ред.]
Мухаббат: Низом, а откуда вы мне звоните, из Хамзинского РОВД?
Низом:   Хм… из Хамзинского РОВД.
Мухаббат: Из отдела розыска?
Низом:   А что-то еще случилось?
Мухаббат: Скажите, Алина вам сказала, что я не брала деньги? Или они вдвоем твердят, что я взяла деньги?
Низом:  Они обе сказали, что ты взяла деньги, они хотят сделать тебя крайней, но они знают, что ты ни при чем.
Мухаббат: Что они сказали? Я взяла деньги или не брала?
Низом:   Нет, они сказали, что ты взяла [деньги – Ред.], они из тебя сделали крайнюю.
Мухаббат: А кто именно так сказал – те две девушки или Алина, или все девушки из дома Алины?
Низом:   Другие девушки сказали, что ты взяла [деньги – Ред.], но Зуля говорит, что ты не виновата.
Мухаббат: Хм… ясно, это Алина.
Низом:   Алину не вызывали, и она не приходила.
Мухаббат: И что, из-за этого вы хотите меня объявить в розыск?
Низом:   Да.
Мухаббат: За что? Я же не брала деньги!
Низом:   Потому что вы должны приехать и должны доказать свою невиновность. Если вы не приедете, значит, вы согласны с обвинением. А если приедете, сможете себя оправдать.
Мухаббат: Если вы меня объявите в розыск, что тогда будет?
Низом:   Будет очень плохо!
Мухаббат: А что будет плохо?
Низом:   Я получу санкцию на ваш арест и закрою прям там!
Мухаббат: Что сделаете? Как санкцию получите?
Низом:   Закрою там, где ты сейчас. И подам информацию в Интерпол, тогда тебя сразу закроют на неделю или на месяц.
Мухаббат: Здесь? [в Норвегии – Ред.]
Низом:   Да, там! Как только тебя закроют, твоей каръере пришел конец. Интерпол тебя будет отправлять из одной тюрьмы в другую, вот так целый год тебя будет мучить  Интерпол. Чтобы этого не случилось, свяжись с Зухриддином [речь идет о следователе Хамзинского РОВД, который вызывал на допрос Мухаббат Позилову, когда она была в Ташкенте. – Ред.]. Он сам тебя об этом просил.
Мухаббат: По какой статье меня обвиняете?
Низом:   Вас?
Мухаббат: Да.
Низом:   Статья 168 часть 3 [«Мошеничество в особо крупном размере» – название статьи Уголовного кодекса Республики Узбекистан. – Ред.]. Оказывается, вы отправили письмо с просьбой об амнистии? Я это тоже отдал в прокуратуру. Мне ответили, что, так как у вас 3-я часть статьи 168, вы должны здесь присутствовать лично.
Мухаббат: Я вам говорила про того человека, он приехал, но мне еще ничего не сказал. Если он мне ничего не ответит, возможно, я не смогу вернуться.
Низом:   Если не приедешь сама, я подам в розыск по линии Интерпола. Интерпол вас посадит [в тюрьму], потом депортирует в Узбекистан, из тюрмы в Узбекистане ты не выйдешь никогда. Я тебя раздавлю таким способом! Пока за тебя просит меня Зухриддин.
Мухаббат: Приехал человек, о котором я говорила. Мне нужно посоветоваться. Я вам отвечу потом.
Низом: Давай, давай! Только быстрее [иронизирует. – Ред.].
Мухаббат. О’кей. Хорошо. 
 
Примечение. Перевод с узбекского на русский язык подготовлен Ассоциацией «Права человека в Центральной Азии». На узбекском языке Низом говорил, используя жаргон преступного мира, и многие его фразы звучат угрозой в адрес Мухаббат.
 

26.11.12

Узбекистан: заключенный писатель Мамадали Махмудов получил тяжелую травму головы

«Я увидела отца сильно исхудавшим, он чуть слышно говорил и еле передвигался...», – рассказывает дочь Мамадали Махмудова.


С 26 октября 2012 года узбекский писатель Мамадали Махмудов находится в больнице-колонии УЯ 64/18, где ему наложили швы на рану в затылочной части головы.

Писатель Мамадали МАХМУДОВ (творческий псевдоним – Эврил Турон) родился в 1940 году. Гражданин Узбекистана, бывший председатель Фонда культуры Узбекистана, лидер движения «Туркестан», созданного инициативной группой узбекской интеллигенции и просуществовавшего с 1989 по 1993 годы. Лауреат премии Хеллман – Хэммета, присуждаемой писателям – жертвам преследований по политическим мотивам, и премии «Чолпан», учрежденной в память жертв сталинских чисток, которую он получил за свой исторический  роман «Бессмертные скалы». В 2008 году французское издательство L’AUBE выпустило этот роман на французском языке в переводе Филиппа Фризона.

Дело Мамадали Махмудова требует срочного вмешательства Верховного комиссара ООН по правам человека, Специального докладчика ООН по вопросам пыток, международного комитета Красного Креста, Пен-клуба и других международных организаций.

Необходимо незамедлительно обеспечить:
          - доступ к заключенному Мамадали Махмудову представителей международного комитета Красного Креста;
          - беспрепятственный доступ заключенного к адвокату.


14 ноября 2012 года у Мамадали Махмудова была встреча с дочерью. На свидание писателя привели охранники, которые оставались во время беседы в том же помещении. Возможно, поэтому о своей ране на голове Мамадали Махмудов предпочел не говорить. Сказал лишь, что у него высокое артериальное давление, 200 на 150, и общая слабость. Несколько лет назад врачи  поставили писателю диагноз – туберкулез.
  • Дело Мамадали Махмудова
26 февраля 1999 года писатель был арестован. 18 августа 1999 года Ташкентский областной суд приговорил его к 14 годам лишения свободы по статьям: 25-159 часть 4 (посягательство на конституционный строй), 216 (организация запрещенных общественных объединений и религиозных организаций), 242 часть 1 (организация преступного сообщества). Он отбывает наказание в колонии строгого режима города Чирчик Ташкентской области УЯ 64/6. Это не первая судимость писателя по сфабрикованному обвинению.
В 1994 году Мамадали Махмудову подбросили наркотики и во время обыска нашли листовки партии «Эрк», потом  появидся другой повод привлечения к отвественности, уже за хищение. В те годы он был председателем Фонда культуры Узбекистана. Общественный резонанс и международная кампания в поддержку писателя повлияли на власти, и его освободили по амнистии. 
  • Система
В 72 года Мамадали Махмудов отбывает 13-й год заключения. В феврале 2014 года заканчивается срок наказания, присужденный в 1999 году. По некоторым признакам готовится новое обвинение против него, уже по статье 221 Уголовного кодекса Узбекистана (неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания), которая предусматривает лишение свободы от трех до пяти лет. В последнии годы эта статья стала применяться чаще обычного, именно в отношении политзаключенных, и заменяет собой по сути пожизненное заключение.

У писателя трое детей. Семья находится под постоянным наблюдением правоохранительных органов. Сын Бобур был арестован в Ташкенте после андижанских событий мая 2005 года, но его освободили в связи с отсутствием доказательств причастности к этим событиям. Более восьми лет сыновья Мамадали Махмудова не могут устроиться на работу из-за родственной принадлежности к осужденному писателю.

Аналогичная ситуация у бывшего депутата парламента Узбекистана Мурада Джураева, бывшего председателя правления первого частного коммерческого банка «Рустам-банк», редактора журнала «Эрк» Мухаммада Бекжана и правозащитника Исроила Холдарова. В 2012 году у них закончился срок наказания, но незадолго до даты освобождения их поместили в штрафной изолятор и затем осудили по статье 221 УКРУз.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» обращает внимание международного сообщества на то, что условия содержания узбекских заключенных противоречат Конституции Республики Узбекистан и обязательствам, принятым этой страной при ратификации Международного пакта ООН о гражданских и политических правах (статьи 7, 10, 18, 19, 22, 26), Конвенции против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (статья 15), Декларации ООН о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы, а также Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (принципы 1, 6, 21).

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» убедительно просит всех заинтересованных лиц, организации и средства массовой информации уделить внимание судьбе Мамадали Махмудова.


Ранее мы писали в пресс-релизе "Узбекистан: Акция за освобождение писателя Мамадали Махмудова" от 1 декабря 2008 года

14.10.12

Узбекистан: тяжелобольного политзаключенного Мурада Джураева снова поместили в изолятор

10 октября 2012 года политзаключенного Мурада Джураева на одиннадцать дней снова поместили в штрафной изолятор. 13 ноября истекает пятый срок наказания, скорее всего он не будет последним. Джураев с трудом передвигается и чуть слышно говорит.  Он потерял всякую надежду на освобождение. Необходимо срочное вмешательство международного сообщества.
5 сентября 2012 года Мураду Джураеву исполнилось 60 лет. Более 18 лет остается в заключении бывший депутат Верховного парламента Узбекистана М. Джураев. Очевидцы сообщают, что у него критическое состояние здоровья. За годы заключения он лишился зубов, у него постоянно воспалена носоглотка, у него не прекращаются головные боли. За все годы заключения Международный Комитет Красного Креста его ни разу не посетил. 

Мурад Джураев,
1994г
.
Мурад Джураев родился в 1952 году в городе Мубарек Кашкадарьинской области. По национальности туркмен. Женат, имеет троих детей. Окончил Ташкентский политехнический институт. В 1989 - 1992 годах работал председателем исполнительного комитета городского совета города Мубарек. 

С 18 сентября 1994 года в заключении. В настоящее время он находится колонии УЯ 64/45, в близи города Алмалык Ташкенской области. 

31 марта 1995 года Мурад Джураев был приговорен к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима и конфискацией имущества. На основании акта амнистии, этот срок наказания был сокращен на три года.

Мурада Джураева обвинили в преступном сговоре с лидером оппозиционной политической партии «Эрк» Мухаммадом Салихом, который, по версии властей, пытался организовать насильственный захват власти.

Незадолго до окончания срока в 2003 году Джураева осудили по надуманному обвинению по ст. 221 Уголовного кодекса Узбекистана «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания» еще на три года лишения свободы. То же самое произошло и в 2006 году, когда подходил срок окончания последнего приговора, - заключенному добавили еще три года наказания по статье 221 УК РУз. В марте 2009 года по той же статье срок заключения опять был продлен на три года и четыре месяца. Среди прочих причин - в наказание за то, что он «неправильно чистил морковь», работая на кухне. 13 ноября 2012 года истекает пятый срок наказания. Скорее всего он не будет последним.

В мае 2011 года лидер оппозиционной партии «Эрк» и политэмигрант Мухаммад Салих возглавил Народное движение Узбекстана. Этот факт серьезно встревожил главу Узбекистана Ислама Каримова. Многим политзаключенным, даже никоим образом не связанных с Мухаммадом Салихом, стали добавлять новые сроки лишения свободы, активистам гражданского общества вновь не дают разрешение на выезд из страны, блокируется доступ к интеренету.

Ассоциация «Права Человека в Центральной Азии» считает, что Мурад Джураев необосновано лишен свободы и призывает вмешаться:  
- Верховного Комиссара ООН по правам человека;
- Специального докладчика ООН по вопросам пыток; 
- Международный Комитет Красного Креста; 
- Евросоюз;
- Госдепартамент США;
-  и другие международные организации.


Источник: Ассоциация "Права человека в Центральной Азии"
16, rue de Docteur Leroy, 72000 Le Mans France;
T:+33.6.49.38.86.59


20.9.12

Призыв к бойкоту узбекского текстиля!


Мы, нижеподписавшиеся граждане Узбекистана, призываем к международному бойкоту узбекского текстиля. Поскольку его производители используют хлопок, собранный с применением принудительного труда детей и взрослых. Иностранные инвесторы и партнеры текстильных предприятий Узбекистана обязаны соблюдать международные нормы прав человека и добиваться этого от узбекского правительства. Только независимый мониторинг под эгидой Международной организации труда может подтвердить, прекратил ли Узбекистан практику принудительного труда. Мы призываем Евросоюз и США отменить налоговые привилегии производителям узбекского текстиля, предусмотренные Генеральной Системы Преференций. Ниже  мы приводим список иностранных текстильных предприятий в Узбекистане, экспорт которых в страны Запада  мы призываем бойкотировать.
На протяжении всего постсоветского периода в Узбекистане не прекращается практика крупномасштабной принудительной мобилизации школьников, студентов, работников предприятий, госучреждений и социальной сферы на сбор хлопка. По приказу районных и областных властей около двух миллионов школьников мобилизуются каждую осень на два месяца для сбора хлопка. Школьники и студенты привлекаются c отрывом от учебы, причем без выходных. Ратификация  Узбекистаном основополагающих конвенций Международной Организации Труда (МОТ) № 29, 105, 138, 182, запрещающих принудительный и детский труд, а также  принятие ряда законов, защищающих права детей, не привело к прекращению принудительного труда. 

Хлопок – основная экспортная культура сельского хозяйства Узбекистана, и приносит в бюджет страны один миллиард долларов США. Однако для населения не доступна информация о том, как используется валютная выручка от экспорта хлопка. 

Результаты исследований, материалы СМИ о принудительном труде в Узбекистане, неоднократные призывы международных организаций прекратить практику принудительного труда не приносят положительных результатов. Обращения  допустить в  страну миссию МОТ для проверки того, как выполняются международные обязательства страны по указанным четырем конвенциям, всегда отклоняются.  Для выполнения этих конвенций узбекское правительство должно будет демонтировать командную систему в хлопковом секторе экономики, которая опирается на принудительный труд. Жертвами и заложниками командной экономики становятся  фермеры и их семьи. Правительство Узбекистана не видит выгоды в реальных реформах сельского хозяйства, предпочитая старую практику, восходящую ко временам Сталина. 

С сентября 2012 года мы получаем новые сообщения о принудительной мобилизации на хлопок студентов, врачей, учителей и других категорий населения. Для правительства Узбекистана остается неощутимым международное давление, поэтому практика принудительного труда продолжается.

С 2007 года мы призывали к международному бойкоту узбекского хлопка, и ряд международных компаний его поддержали. Более 80 компаний подписали обязательство о том, что они будут исключать узбекский хлопок из своих поставок. Но узбекское правительство пользуется тем, что идентифицировать страну происхождения хлопка в огромном торговом потоке технически очень трудно.  Поэтому мы призываем приступить к следующему этапу кампании против принудительного труда в Узбекистане - к бойкоту его текстильного экспорта. 
По нашим данным, более 250 тысяч тонн хлопкового волокна ежегодно реализуется в Узбекистане на рынках для местных текстильных предприятий. Наибольшую часть этого хлопка получают предприятия с иностранным капиталом - совместные предприятия или дочерние фирмы иностранных компаний. Таких компаний как минимум 50. Их продукция, пряжа и ткани, предназначены для экспорта, в том числе в страны Европы и США.  В приложении мы даем полный список этих предприятий с информацией о том, кто является иностранным партнером. 

Этот список возглавляют предприятия, созданные корейскими компаниями, это самые крупные покупатели узбекского хлопка и производители текстиля. Прежде всего это предприятия, принадлежащие Daewoo International. Его дочерняя компания «Daewoo Textile Fergana» закупает наибольшее количество хлопкового волокна среди всех текстильных предприятий в стране – около 30 тысяч тонн в год. На втором месте – «Daewoo Textile Bukhara» (10 тысяч тонн в год). Кроме того, имеются еще два корейских предприятия, LLC «Hain Tex» в Намангане и «Senas Textile» в  Андижане.  Принимая во внимание масштабы корейских инвестиций в текстильную индустрию Узбекистана (46,5 тысяч тонн закупаемого хлопкового волокна в год), трудно представить, что они осуществлялись без участия правительства Южной Кореи и его посольства в Узбекистане. Правительству Южной Кореи доступна информация о ситуации с принудительным трудом в хлопковом секторе Узбекистана и о международной кампании за его прекращение, однако оно не предупредило корейские компании о рисках международного бойкота узбекского текстиля. Следовательно, за последствия бойкота ответственность будет нести наряду с корейскими компаниями и правительство Южной Кореи.  

Мы призываем к бойкоту всей текстильной продукции компании Daewoo International как крупнейшего инвестора в текстильное производство в Узбекистане. Daewoo обязана использовать все свои возможности для давления на правительство Узбекистана, чтобы добиться прекращения рабства на хлопковых полях нашей страны. Только тогда его продукция будет соответствовать международным социальным стандартам ведения бизнеса, одобренным Организацией Экономического Сотрудничества и Развития, членом которой является Южная Корея. 

Второе место по масштабам инвестиций в текстильную промышленность Узбекистана занимает Турция. В нашей стране действуют около 10 текстильных предприятий с турецким капиталом. Крупнейшее из них - "Osborn Textile", принадлежащее Tarmac Group. Объем закупок узбекского  хлопка этой компанией составляет 10 тысяч тонн в год.  Полный список компаний с иностранным капиталом приводится ниже. 

Наш призыв адресован прежде всего к 80 компаниям, которые подтвердили свое желание исключить узбекский хлопок из своих поставок. Это возможно  посредством включения в черные списки продукцию текстильных предприятий, приведенных в нашем списке. Их примеру мы призываем последовать и другие компании, торговые дома и ассоциации, в первую очередь в Европе и Северной Америке. 

Мы призываем Еврокомиссию и администрацию США  исключить Узбекистан, его хлопок и текстиль, из Генеральной Системы Преференций, предоставляющей налоговые льготы для продукции из развивающихся стран.

Бойкот узбекского текстиля должен продолжаться, пока МОТ не получит возможность провести мониторинг и не подтвердит, что Узбекистан прекратил практику принудительного труда. Правительство Узбекистана обязано проявить политическую волю и в течение года добиться отмены практики эксплуатации. Это в интересах узбекского народа, социально-экономического развития и международной репутации нашей страны.

      1. Надежда Атаева, Франция, президент Ассоциации "Права человека в Центральной Азии";
      2. Ёдгор Обид, Австрия, поэт, член Международного ПЕН-клуба;
      3. Сергей Игнатьев, США, координатор проекта "Творчество и права человека" Ассоциации "Права человека в Центральной Азии";
      4. Наталья  Бушуева, Швеция, редактор радиопрограммы "SOS" Aссоциации "Права человека в Центральной Азии";
      5. Исмал Дададжанов, Швеция, председатель Демократического форума Узбекистана, Швеция;
      6. Диларом Исхакова, Узбекистан, поэтесса;
      7. Искандер Худойбердиев, Узбекистан, правозащитник;
      8. Бахтиёр Исабеков, Узбекистан, Кандидат филологических наук;
      9. Гульчехра Нуруллаева, Узбекистан, поэтесса; 
      10. Юсуф Джума, США, поэт-сатирик; 
      11. Атаназар Арипов, Узбекистан, Генеральный секретарь Демократической партии Узбекистана "Эрк";
      12. Сурат Икрамов, Узбекистан, Председатель Инициативной Группы Независимых Правозащитников Узбекистана (ИГНПУ);
      13. Санжарали Имомов, Узбекистан, Узбекистана;
      14. Сафар Бекжан, Швейцария, писатель; 
      15. Абдужалил Бойматов, Ирландия, председатель Общества Прав человека Узбекистана;
      16. Санжар Умаров, США, Лидер коалиции "Солнечный Узбекистан"; 
      17. Сухроб Исмаилов, Узбекистан, глава Экспертной рабочей группы; 
      18. Ташпулат Юлдашев, США, политолог; 
      19. Саломатой Бойматова, Ирландия, правозащитница; 
      20. Башорат Ешова, Швейцария, представитель Общества прав человека Узбекистана; 
      21. Елена Урлаева, Узбекистан, Лидер общественной организации "Правозащитный Альянс Узбекистана";
     22. Гульшан Караева, Узбекистан, председатель Кашкадарьинского отделения Общества       Прав человека Узбекистана; 
      23. Алишер Таксанов, Швейцария, независимый журналист Узбекистана; 
      24. Кудрат Бабаджанов, Швеция, независимый журналист Узбекистана; 
      25. Алишер Абидов, Норвегия, политический беженец; 
      26. Хуснутдин Кутбитдинов, США, независимый журналист и правозащитник; 
      27. Мухаммад Салих, Норвегия, Лидер Народного Движения Узбекистана;
      28. Фарходхон Мухтаров, Узбекистан, правозащитник; 
      29. Тулкин Караев, Швеция член Общества прав человека Узбекистана 
      30. Улугбек Хайдаров, Канада, независимый журналист и правозащитник, обладатель премии Хеллман – Хэммет; 
      31. Дария Еписова, США, независимый журналист Узбекистана; 
      32. Олег Сапуров, Узбекистан, правозащитник;  
      33. Мубарокхон Маматкулов, Узбекистан;  
      34. Абдулатиф Абдурахимов, Швеция, политэмигрант; 
      35. Дильмурод Исаков, Швеция, политэмигрант; 
      36. Абдумалик Бакаев, Швеция, политэмигрант; 
      37. Аваз Исаков, Швеция, политэмигрант; 
      38. Байрамали Юсупов, Дания, политэмигрант; 
      39. Рафик Ганиев, Швеция, член Общества прав человека Узбекистана "Эзгулик";
      40. Набиджон Нарбутаев, Швеция, член партии "Бирлик"; 
      41. Асадулло Ахмедов, Норвегия, политэмигрант; 
      42. Дилдора Ахмедова, Норвегия, политэмигрант; 
      43. Даниэль Андерсон, Норвегия, политэмигрант; 
      44. Давид Андерсен, Норвегия, политэмигрант; 
      45. Шавкат Ходжаев, Узбекистан;
      46. Руфия Киямова, Узбекистан; 
      47. Ота Рахимов, Узбекистан; 
      48. Давлат Казимов, Узбекистан;
      49. Саодат Казимова, Узбекистан;
      50. Захро Казимова, Узбекистан;  
      51. Бек Давронов, Узбекистан; 
      52. Зубаид Исханов, Узбекистан;
      53. Ибодат Каримов, Узбекистан;
      54. Анвар Каримова, Узбекистан;  
      55. Аваз Каримов, США, политэмигрант; 
      56. Ауб Каримов, США, политэмигрант;
      57. Ином Бобоханов, США, политэмигрант;
      58. Ильхом Бобоханов, США, политэмигрант;
      59. Рустам Кабимов, Узбекистан, член Демократический форум Узбекистана;
      60. Фарида Касимова, Узбекистан, член Демократический форум Узбекистана;
      61. Карим Суунов, Узбекистан, член Демократический форум Узбекистана;
      62. Рафик Ишматов, Узбекистан, член Демократический форум Узбекистана;
      63. Бек Алибеков, Узбекистан, член Демократический форум Узбекистана;
      64. Мухаммадсалих Абутов, Швеция, глава общественной организации "Таянч"; 
      65. Дустназар Худрйназаров, Швеция, член Демократической партии Узбекистана "Эрк"
      66. Асрор Эгамбердиев, Узбекистан; 
      67. Аваз Фаязов, Швеция, член Международной организации правозащитников; 
      68. Хаит Гафуров, Швеция, политэмигрант; 
      69. Хатам Ходжиматов, Норвегия, политэмигрант;  
      70. Улугбек Зайнабитдинов, Швеция, политэмигрант; 
      71. Камил Рузиматов, Украина; 
      72. Жалил Икрамов, Украина;
      73. Рустам Махкамов, Узбекистан;
      74. Комил Ишматов, Узбекистан; 
      75. Икром Рузикулов, Узбекистан; 
      76. Зульфия Абидова, Норвегия, политэмигрант; 
      77. Камилия Абидова, Норвегия, политэмигрант; 
      78. Бурхон Исаев, Норвегия, политэмигрант;  
      79. Баходыр Кадыров, Норвегия, политэмигрант; 
      80. Абос Икрамов, Норвегия, политэмигрант;
      81. Жалохир Ходжаев, Норвегия, политэмигрант; 
      82. Акмаль Абдуллаев, Норвегия, политэмигрант; 
      83. Захид Турсунов, Норвегия, политэмигрант; 
      84. Умид Сафаев, Норвегия, политэмигрант; 
      85. Бахром Джураев, Норвегия, политэмигрант; 
      86. Немат Изатуллаев, Норвегия, политэмигрант;
      87. Мухаббат Фазилова, Норвегия, политэмигрант;
      88. Шахида Якуб, Великобритания, Глава организации «Узбекская инициатива-Лондон»; 
      89. Баходир Чориев, США, Глава Народного Движения «Бирдамлик»;С
      90. Умида Ниязова, Германия, Глава правозащитной организации «Узбекско-герсанский форум по правам человека»; 
      91. Хасан Темиров, Швеция, политэмигрант; 
      92. Намоз Нормумин, Швеция, Член Совета Народного Движения Узбекистана; 
      93. Олег Сапуров, Узбекистан; 
      94. Санжар Акбаров, Норвегия;  
      95. Ойбек Хамроев, Норвения;
      96. Дильшод Хасанов, Норвегия;
      97. Пулат Ходжаев, Норвегия;
      98. Батыр Обидов, Норвегия;
      99. Дильдора Хакимова, Швеция;
     100. Алиджон Шомансуров, Норвегия;
     101. Тахир Курбанов, Норвегия;  
     102. Иззат Сотволдиев, Норвегия;
     103. Носир Абдуллаев, Норвегия; 
     104. Шавкат Агзамов, Норвегия;  
     105. Шавкат Мухаммад, Казахстан, Редактор онлайн-издания «Замондош»; 
     106. Максим Назиров, Франция;
     107. Саида Шарипова, Россия; 
     108. Хуршед Юсупов, Россия; 
     109. Мустафо Мамаджанов, Россия;
     110. Сухбатжон Махмудов, Россия;
     111. Шерзод Суфиев, Россия; 
     112. Ильхом Файзиматов, Россия;
     113. Мухитдин Усманов, Россия;
     114. Нуриддин Умаров, Узбекистан;
     115. Шавкат Мухаммади, Узбекистан;
     116. Бурхонжон Мирзобоев, Узбекистан;
     117. Баходир Курбанов, Узбекистан;
     118. Шахноза Солиева, Узбекистан;
     119. Умида Саттарова, Узбекистан;
     120. Гулом Ахмедов, Узбекистан;
     121. Озода Ахмедова, Узбекистан; 
     122. Муслимбек Хамроев, Узбекистан;
     123. Музафар Дехканов, Узбекистан;
     124. Гузаль Дехканова, Узбекистан;