25.6.18

Международный день в поддержку жертв пыток: НПО призывают правительства Центральной Азии прекратить практику пыток


26 июня, в Международный день в поддержку жертв пыток, Коалиции против пыток в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане, Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA, Узбекистан, находится в изгнании во Франции), Туркменская инициатива по правам человека (TIHR, Туркменистан, находится в изгнании в Австрии), Хельсинкский фонд прав человека (Польша) и Международное партнерство по правам человека (МГПЧ) призывают правительства стран Центральной Азии выразить готовность к выполнению международных обязательств и проявить усилия к искоренению практики пыток.

За последнее время правительствами стран Центральной Азии были сделаны определенные позитивные шаги в вопросах борьбы с пытками. Например, в начале 2017 года Генеральная прокуратура Казахстана приняла план комплексных мер по борьбе с пытками на период до декабря 2018 года; в Кыргызстане в рамках проводимых правовых реформ были приняты процедуры по улучшению документирования пыток в соответствии со Стамбульским протоколом; в Таджикистане гражданское общество было включено в дискуссии о национальной стратегии защиты прав человека до 2025 года; в Туркменистане Национальный план действий по правам человека на 2016-2020 годы предусматривает приглашение Специального докладчика ООН по вопросам независимости судей и адвокатов, что потенциально предоставляет возможности для проведения независимых расследований случаев применения пыток и жестокого обращения; и в Узбекистане президент Мирзиёев в ноябре 2017 года и апреле 2018 года подписал законодательство, запрещающее использование в суде доказательств, полученных в результате пыток, и увеличивающее наказание за применение пыток.

Однако, несмотря на эти улучшения, практика применения пыток и жестокого обращения по-прежнему широко распространена в Центральной Азии. Об этом свидетельствует статистика: по состоянию на апрель 2018 года, Генеральная прокуратура Казахстана сообщила о 124 делах, возбужденных в рамках уголовного преследования за применение пыток, а Коалиция против пыток ежегодно регистрирует около 200 случаев; в Кыргызстане в 2017 году Генеральная прокуратура получила 435 жалоб на применения пыток или жестокого обращения; в Таджикистане Коалиция НПО против пыток и безнаказанности в 2017 году зарегистрировала 66 новых случаев пыток и другого жестокого обращения (значительное увеличение цифры по сравнению с предыдущими годами). Из-за крайне репрессивного характера режимов в Узбекистане и Туркменистане, а также из-за отсутствия прозрачности неправительственные организации не могут вести точную статистику, но активисты продолжают получать достоверные сообщения о применении пыток.

В срочном порядке необходимо решить острые и злободневные проблемы, связанные с практикой пыток, и только тогда можно рассчитывать на то, что следующие факты не будут повторяться и уйдут  в прошлое:

В Казахстане безнаказанность является нормой. Согласно официальной статистике, в период с января по апрель 2018 года было закрыто 173 дела (включая дела предыдущих годов), и только девять были переданы в суд. Государство не обеспечивает безопасность задержанных и заключенных, которые подают жалобы на применение пыток. Жертвы пыток предупреждаются о привлечении к уголовной ответственности за ложный донос, что отпугивает многих от подачи жалобы.  

Валерий Чупин умер в марте 2017 года в колонии AK-159/7 после того как был наказан за устное оскорбление учителя в тюрьме. Он и шесть других заключённых были подвергнуты пыткам. Свидетели жалуются на давление и шантаж со стороны администрации колонии в Караганде, куда они были переведены после начала расследования. Следует отметить, что в Казахстане все учреждения, как система исполнения приговоров, так и досудебное содержание под стражей с июля 2011 года находятся в ведении Министерства внутренних дел.

Властям Казахстана следует: регистрировать все жалобы на применение пыток в случае наличия разумных оснований полагать, что пытки могли иметь место; прекратить угрозы уголовного преследования по отношению к людям, подающим заявления на применение пыток, если их жалоба не будет обоснована. Они также должны обеспечить беспристрастность и профессиональность расследования жалоб на применение пыток и гарантировать безопасность жертв и свидетелей.

Кыргызстан не установил важнейших гарантий против пыток для лиц, содержащихся под стражей во время досудебного расследования. Например, внутреннее законодательство не предусматривает процедуру habeas corpus. Отсутствие эффективных следственных механизмов продолжает препятствовать установлению правосудия для жертв пыток. С 2003 года, с момента введения в Уголовный кодекс статьи 305-1 (пытки) только несколько полицейских были осуждены по данной статье. Кыргызстан не смог полностью выполнить какое-либо из решений Комитета ООН по правам человека в отношении жертв пыток и другого жестокого обращения.

Наргиз Раджапова утверждает, что 23-25 марта 2017 года она подвергалась пыткам со стороны полицейских с целью оказания давления на нее и обвинения ее мужа в убийстве полицейского. Раджапова сообщила, что полицейские били ее по животу бутылкой воды; одели мешок на голову и не снимали его до тех пор, пока она не потеряла сознание, а также вставляли иглы под ногти. Несмотря на то, что уголовное дело было возбуждено 28 марта 2018 года и касается серьезных процессуальных нарушений, расследование не прогрессировало, а сотрудники, обвиняемые в применении пыток, продолжают выполнять свои служебные обязанности.

Властям Кыргызстана следует создать и финансировать независимый орган, наделенный достаточными полномочиями и компетенциями для проведения оперативных, тщательных и независимых расследований заявлений о применении пыток или других форм жестокого обращения.

В Таджикистане законодательство, предусматривающее гарантии против пыток во время предварительного заключения, должно постоянно применяться на практике, поскольку риск применения пыток и жестокого обращения остается особенно высоким на ранних этапах содержания под стражей. Расследования заявлений применения пыток и жестокого обращения редко проводятся эффективно. Отсутствуют механизмы проведения быстрых, тщательных, беспристрастных и полностью независимых расследований. Этот вопрос в сочетании с тем фактом, что наказания в соответствии со статьей 143-1 («пытки») Уголовного кодекса Таджикистана не соизмеримы с серьезностью совершенных преступлений, а виновные в пытках часто пользуются амнистиями, служат дальнейшему закреплению проблемы безнаказанности. Компенсация, выплачиваемая за моральный ущерб, причиненный в результате применения пыток в недавних постановлениях, не является справедливой и адекватной, а внутреннее законодательство не предоставляет жертвам возможности реабилитации, компенсации или гарантий неповторения.


28 марта 2018 года Расулчон Назаров был задержан полицией в связи с подозрениями в незаконном обороте наркотиков. Рано утром следующего дня жена Расулчона узнала, что ее муж был переведен из полицейского участка Сино-2 в Душанбе в больницу Караболо. На следующий день семье сообщили, что Расулчон умер.

Тело Расулчона было передано семье для погребения. Фотографии и видеозаписи тела демонстрируют явные признаки избиения, включая кровоподтеки и ссадины на лице; колени, половые органы и живот, а также две одинаковые круглые метки размером 0,5 см на расстоянии 6 см друг от друга на правом локте, которые, как представляется, являются отметками от устройства, используемого для управления электрическим током.

Адвокат из Коалиции против пыток и безнаказанности в Таджикистане начала работу по делу в апреле 2018 года и подала необходимые жалобы в прокуратуру города Душанбе и Генеральную прокуратуру. В ходе своей работы по этому делу адвокат сталкивалась с постоянными препятствиями со стороны властей.  Ей не было разрешено ознакомиться с процессуальными документами в материалах дела. Также ею не были получены своевременные ответы на поданные запросы и жалобы.  


Властям Таджикистана следует бороться с безнаказанностью путем создания отдельного механизма расследования и судебного преследования случаев применения пыток или жестокого обращения, независящего от официальных лиц, обвиняемых в совершении преступлений. Они также должны обеспечить жертвам пыток и жестокого обращения возможность получения адекватной компенсации, реабилитации и возмещения ущерба. 

В Туркменистане сохраняются проблемы, связанные с отсутствием доступа независимых наблюдателей в тюрьмы и места лишения свободы.  Визиты международных наблюдателей в тюрьмы строго контролируются властями и, как отмечает посольство США в Туркменистане, неизвестно, соответствуют ли показанные условия содержания заключенных реальности. В 2016 году представители дипломатического сообщества обратились с просьбой посетить тюрьму «Овадан-Депе», но им было отказано в разрешении.

Тридцать человек, подозреваемых в сотрудничестве с Фетхуллахом Гюленом (предполагаемый организатор попытки государственного переворота в Турции в 2016 году), были задержаны и подверглись пыткам и другим формам жестокого обращения. В основном группа состояла из бывших учителей и студентов туркмено-турецких лицеев. В результате несправедливых судебных разбирательств многие заключенные были приговорены к длительным срокам лишения свободы, и по меньшей мере двое были отправлены в тюрьму Овадан-Депе. В ноябре 2017 года Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям признала, что арест 18 из этих лиц был произвольным и настоятельно призвала власти Туркменистана немедленно освободить их и предоставить компенсацию.  

Властям Туркменистана следует: выполнить рекомендации Рабочей группы ООН по 18 осужденным по подозрению в сотрудничестве с Фетхуллахом Гюленом и провести независимое расследование всех заявлений о пытках, а также привлечь виновных к ответственности и пригласить с визитом в страну Специальных докладчиков ООН, включая Специального докладчика по вопросам независимости судей и адвокатов.

В Узбекистане после критики со стороны Президента практики применения пыток представители государственных органов, обвиняемые в использовании пыток, в течение последних месяцев были привлечены к ответственности. Однако их судебные процессы были закрытыми для общественного контроля, а имена подозреваемых не были преданы гласности. Во многих случаях им было предъявлено обвинение в злоупотреблении властью (статья 301 Уголовного кодекса) вместо применения пыток (статья 235), предусматривающее более легкое наказание за их действия.

Например, несколько официальных лиц в рамках закрытых судебных слушаний были признаны виновными в злоупотреблении властью, а не в применении пыток, в связи с заявлением о том, что они пытали независимого журналиста Бобомурода Абдуллаева. Несмотря на то, что суд был в основном открыт для общественности, были проведены закрытые заседания, посвященные действиям должностных лиц, которые впоследствии были признаны виновными в злоупотреблении властью (статья 301 Уголовного кодекса), а не в применении пыток. Приговор был основан на медицинском заключении, в котором говорится, что Бобомурода Абдуллаева не пытали, хотя в суде были продемонстрированы травмы, полученные в результате пыток.  

Среди недавних позитивных изменений можно выделить факт, что 22 июня 2018 года Военный суд Узбекистана признал семь бывших сотрудников правоохранительных органов виновными в применении пыток по отношению к Ильхому и Рахиму Ибодовым в сентябре 2015 года. Ильхом умер в заключении. Шесть должностных лиц были приговорены к тюремному заключению на срок от 14 до 18 лет после того, как они были признаны виновными по статьям 235 и 301 ч. 3. Один представитель государственных органов был оштрафован на 70 миллионов сомов (что эквивалентно 7 600 евро). В первый раз в истории Узбекистана четверо заключенных также были признаны виновными в пытках братьев Ибодовых по приказу сотрудников тюрьмы и были приговорены к тюремному заключению сроком от 16 до 18 лет. В данном случае, однако, сохраняются сомнения относительно прозрачности и независимости судебно-медицинских экспертиз, поскольку медицинское заключение показало, что Ильхом Ибодов умер в результате сердечного приступа.

Властям Узбекистана следует: обеспечить открытость и прозрачность всех судебных дел по пыткам; допустить возможность проведения независимых судебно-медицинских экспертиз; и обеспечить проведение расследований случаев пыток с помощью независимых механизмов.


23.5.18

Открытое письмо организаций гражданского общества правительству Швейцарии


Федеральный департамент иностранных дел Швейцарии               
Комиссия по иностранным делам, Федеральная Ассамблея Швейцарии

Швейцарскому правительству пока не следует возвращать напрямую правительству Узбекистана активы, похищенные у узбекского народа, до тех пор пока Швейцария не проанализирует последствия передачи в 2015 году правительству Казахстана второго транша «Казахгейта»

Мы, нижеподписавшиеся активисты гражданского общества, выступающие за прозрачную и ответственную репатриацию активов, похищенных у узбекского народа, настоятельно призываем Швейцарское правительство обеспечить, чтобы возвращение активов, незаконно добытых Гульнарой Каримовой,  было осуществлено в интересах узбекского народа.

Мы призываем Швейцарское правительство использовать процесс возвращения активов в целях стимулирования дальнейшего курса реформ в Узбекистане, но не авансом, а в качестве награды за уже достигнутые успехи в деле установления анти-коррупционных механизмов, подлинного правосудия, а также стандартов прозрачности и подотчетности. В противном случае, поспешное репатриация может привести к повторной краже этих активов, что увековечило бы практику государственной коррупции и ущемления прав человека в Узбекистане.

Требование правительства Узбекистана вернуть указанные активы в его распоряжение основано на решении Ташкентского областного уголовного суда 2015 года. Насколько нам известно, Швейцарский закон запрещает признание решения иностранного суда, если процессуальные принципы правосудия, изложенные в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, не соблюдались этим судом. Учитывая отсутствие полноценного прогресса в сфере правосудия в Узбекистане, мы не видим пока оснований для передачи активов в руки правительства его правительства.

Поспешный процесс возврата в руки правительства активов, которые были украдены при содействии высоких должностных лиц, которые все еще занимают посты в государстве, рискует повторить ошибки с аналогичным возвращением активов в размере $48 млн правительству Казахстана в 2015 году. Те активы были конфискованы по делу об отмывания денег и возвращены Казахстану путем финансирования двух проектов, управляемых Всемирным банком. У нас есть сообщения о том, что расходование этих средств осуществляется с допущением конфликта интересов и непрозрачного распределения грантов, часто в пользу организаций, контролируемых высшими должностными лицами, в том числе Даригой Назарбаевой, дочерью президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

Этот опыт возвращения казахских активов в размере 48 млн долларов США, а также ожидаемое решение о передаче незаконно добытых активов Гульнары Каримовой непосредственно узбекскому правительству вступают в противоречие с обязательствами Швейцарии по обеспечению прозрачной и подотчетной репатриации доходов, полученных в результате коррупции и отмывания денег.

На наш взгляд, возвращение активов следует рассматривать как неотъемлемую часть глобальной борьбы с коррупцией. Здесь важно не только конфисковать незаконно добытые активы, но и надлежащим образом их репатриировать, чтобы это служило гарантией недопущения фактов коррупции в будущем. Политика репатриации, которую в последнее время приняло Швейцарское правительство, на наш взгляд, противоречит этим обязательствам Швейцарии по борьбе с коррупцией и может подорвать ее авторитет как ведущего государства в вопросах возвращения украденных активов.

В одном из своих заявлений Швейцарское правительство изложило свои аргументы в пользу того, чтобы не следовать больше политике репатриации по модели Фонда Боты: «Реституция через фонд оказалась административно громоздкой». Мы разочарованы тем, что соображения справедливости и реституции в интересах жертв коррупции, чему Фонд Бота довольно успешно  служил, перевешиваются в планах Швейцарского МИДа соображениями экономии, стремлением как можно скорее избавиться от активов с минимальным административным бременем.

Мы призываем правительство Швейцарии:

· принять более ответственный подход к реституции активов, установив определенные условия, которые бы гарантировали, что возвращенные средства не будут снова украдены, а будут способствовать благополучию узбекского народа. Любая договоренность о возврате активов в Узбекистане должна служить тому, чтобы побудить правительство Узбекистана сохранить свои обязательства в проведении реформ и предпринять серьезные, измеримые шаги по созданию эффективных механизмов борьбы с коррупцией и верховенства закона. Эти реформы должны предшествовать возвращению активов, поскольку слишком часто реформы обещаются, но далеко не всегда выполняются. 

·   начать расследование нарушений в расходовании 48 млн. Долларов США, которые были возвращены Казахстану в 2015 году.

· отложить решение о репатриации активов Узбекистана до завершения этого расследования. Результат этого расследования может привести к пересмотру политики в области репатриации украденных активов. Швейцарским властям следует признать, что Узбекистан по-прежнему значительно отстает даже от Казахстана в отношении стандартов прозрачности и отчетности, а также с точки зрения условий для деятельности организаций гражданского общества, в том числе для независимого мониторинга расходования средств.

· сделать свою приверженность борьбе с глобальной коррупцией первоочередной задачей в своей политике в вопросах по возвращению активов в Узбекистан, привлекая больше внимания, времени и ресурсов для обеспечения более ответственного возврата доходов от коррупции в долгосрочных интересах узбекского народа и развития страны.

КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Узбекские активы:

В 2012 году прокуратура Швейцарии начала уголовное расследование происхождения активов на банковских счетах Takilant, LTD, Swisdorn, LTD и других офшорных компаний, бенефициарным владельцем которых была Гульнара Каримова, дочь бывшего президента Узбекистана Ислама Каримова. Прокуратура Швейцарии заморозила тогда активы на сумму 800 млн. франков, хранящиеся на счетах в швейцарских банках и в других местах, возбудив уголовное дело против нескольких близких соучастников Гульнары Каримовой в в отмывании денег. Вышеупомянутая сумма в 800 миллионов швейцарских франков была взяткой, полученной Гульнарой Каримовой от телекоммуникационных компаний в обмен на продвижение своего бизнеса в Узбекистане. Расследование, проведенное швейцарской прокуратурой, привело к краху когда-то обширной финансовой империи Каримовой, уголовным обвинениям в адрес ее ближайших соратников, остракизму и уголовному преследованию самой Каримовой, завершившемуся ее тюремным заключением в 2017 году. Суд над Каримовой проходил в нарушение всех международных стандартов правосудия, без публичной прозрачности. По нашим данным, Швейцарский МИД планирует вернуть активы правительству Узбекистана очень скоро, несмотря на озабоченность, высказанную ранее группами гражданского общества по поводу такого сценария.

Казахстанские активы:

Недавний возврат в размере 48 миллионов долларов США правительству Казахстана - это второй транш, связанный со скандалом, известным как «Казахгейт». Первый транш в размере 115 млн. Долларов США был репатриирован в 2008 году через благотворительный фонд Бота, который управлялся Советом директоров, подотчетным трем странам: Казахстану, Швейцарии и США, а также Всемирному банку. Опыт Фонда Бота получил высокую оценку как модель ответственного возвращения украденных активов, которая соответствует стандартам прозрачности и подотчетности, а также обеспечивает механизм сдержек и противовесов в распоряжении фондов в интересах казахского народа.

Недавно возвращенный второй транш в размере 48 млн. долларов США полностью противостоит модели Фонда Бота с точки зрения прозрачности и подотчетности. Источником происхождения 48 миллионов является конфискация в 2011 году активов казахского гражданина, обвиненного в отмывании денег. Его имя Швейцарские власти не сообщают. Швейцария согласилась тогда вернуть те деньги правительству Казахстана и для этого решила использовать Всемирный банк в качестве канала передачи этих активов в Казахстан, а также для контроля за их расходованием. Соглашение было подписано Швейцарским агентством по развитию и сотрудничеству (SDC) и Всемирным банком 20 декабря 2012 года. Из этой суммы 21,76 млн. Долл. США были выделены для так называемой программы «Молодежный корпус». В 2015 году было подписано соответствующее соглашение между Всемирным банком и Министерством образования и науки Казахстана, которое выступило в качестве исполнительного агентства по расходованию средств. Вторая часть в размере 23,06 млн. долларов США была выделена в том же году для проекта по энергоэффективности, который должен быть реализован Министерством инвестиций и развития.

Согласно нашей информации, по крайней мере, один из этих двух проектов, программа «Молодежный корпус», сопровождается рядом нарушений, которые можно охарактеризовать как отмывание денег.

Начнем с того, что Всемирный банк не раскрыл казахстанской общественности, что деньги для обоих проектов происходят из активов, замороженных и конфискованных швейцарскими властями по обвинению в отмывании денег, совершенном гражданином Казахстана, а скорее всего - одним из главных должностных лиц и его соратниками.  Вместо этого банк представил казахской общественности эти деньги как грант, который якобы был выделен Швейцарским агентством по развитию и сотрудничеству из государственной казны. Таким образом, казахстанское общество было введено в заблуждение относительно происхождения указанных средств. В результате, вполне возможно, что возвращенные активы вернулись в распоряжение тех же лиц, которые были причастны к краже активов и их отмыванию.

Во-вторых, был допущен конфликт интересов в расходовании средств. Вот лишь несколько примеров:

·  Алия Бижанова, которая выступала от имени Всемирного банка в качестве сотрудника, ответственного за проект «Молодежный корпус», как сообщается, сама является соучредителем Казахского общества исследователей в области образования, которое получила грант от проекта «Молодежный корпус» (грант № 140840014775). Получается, что Бижанова действовала в этом случае одновременно в двух ролях, представляя, с одной стороны, структуру, выделяющую средства, а с другой -  организацию, получающую эти средства. Кроме того, руководителем этой некоммерческой организации является Аида Сагинтаева, которая, в свою очередь, является племянницей нынешнего премьер-министра Казахстана Бахытжана Сагинтаева. Сообщается, что Алия Бижанова также является соучредителем или владельцем других НПО, которые получали гранты из проекта «Молодежный корпус».

· Координационное агентство, которое отвечает за распределение 92% средств проекта «Молодежного корпуса», является само квази-государственным консорциумом, состоящим из трех организаций. Консорциум возглавляет Конгресс молодежи Казахстана, GONGO (организация, созданное и контролируемое государством), объединяющим сто организаций. Председателем Конгресс молодежи является старшая дочь президента Дарига Назарбаева. Высока вероятность того, что Дарига Назарбаева или ее агенты влияют на распределение Координационным агентством средств, из-за ее ведущей позиции в Конгрессе молодежи Казахстана. Патронаж со стороны высокопоставленного государственного лица позволяет предположить, что проект «Молодежный корпус» может быть использован в политических целях, для распространения  пропагандистской риторики и насаждения государственного патриотизма. Таким образом, Швейцарское агенство развития может оказаться невольным соучастником поддержки организации, созданной и работающей в стиле советского комсомола.

· Существует также информация о том, что некоторые организации, получившие гранты из проекта Молодежный корпус», не существуют по адресам, по которым они зарегистрированы.

Зафиксированы и другие аналогичные проблемы с тем, как Всемирный банк управляет украденными активами, конфискованными и  выделенными правительством Швейцарии для проектов в Казахстана. Но было бы лучше, если бы сами власти Швейцарии провели расследование того, как используются эти средства в действительности.

Надежда Атаева, Ассоциация «Права человека в Центральной Азии», Le Mans, Франция

Умида Ниязова, Узбекско-германский форум за права человека, Берлин, Германия  

Едгор Обид, член международного ПЕН клуба, быбший узник совести, узбекский политэмигрант, Австрия 

Дилобар Эркинзода, узбекский политэмигрант, Швеция 

Улугбек Хайдаров, быбший узник совести, узбекский политэмигрант, Канада

Алишер Таксанов, узбекский политэмигрант, Швейцария

Алишер Абидов,  узбекский политэмигрант, Норвегия

Розлана Таукина, Федерация равных журналистов, Казахстан

Ирина Савостина, Республиканское движение «Поколение», Казахстан

Даметкен Аленова,  НПО «Единство», Казахстан



18.5.18

Узбекистан: умерла правозащитница Васила Иноятова


19 мая 2018 года ушла из жизни Васила Иноятова - председатель Общества прав человека Узбекистана "Эзгулик". 

Коллектив Ассоциации "Права человека в Центральной Азии" выражает соболезнование родным и близким, а также коллективу ОПЧУ "Эзгулик". 

Светлая память

9.5.18

"Узбекские тюльпаны в голландской земле"

У братских могил нет заплаканных вдов, 
Сюда ходят люди покрепче, 
На братских могилах не ставят крестов, 
Но разве от этого легче.
                                                                                  Владимир Высоцкий

101 солдат - безымянные выходцы из Узбекистана - были расстреляны в 1942 году в лесу неподалеку от города Амерсфорта (Голландия). Все они выходцы из Центральной Азии. Их взяли в плен под Смоленском в первые недели после вторжения Германии на территорию Советского Союза и отправили в оккупированную нацистами Голландию для пропагандистских целей.

Сотни жителей города Амерсфорт и его окрестностей собираются у братской могилы. Они  зажигают свечи в память о 101 советском солдате, которые были расстреляны нацистами на этом месте, а после забыты более чем на полвека. 

Впервые рассказал об этой истории голландский журналист Ремко Рейдинг

Sergey Ignatyev/проект "Творчество и права человека" - AHRCA



Поэт Ёдгор Обид посвятил стихотворение 101 "голландскому узбеку"




28.3.18

Суд над Бобомуродом Абдуллаевым не зрелище – это политический процесс


Бобомурод Абдуллаев
Я направила свое письмо на имя Бобомурода Абдуллаева в суд. 


Здравствуйте Бобомурод,
и обязательно здравствуйте!

Я пишу Вам, чтобы выразить благодарность за Вашу веру в справедливость. Ваш голос уже привлек внимание миллионов людей, проживающих в разных странах. Еще раз убеждаюсь, что гласность самый эффективный принцип даже, когда смертельно опасно говорить правду.

Этот судебный процесс уже стал индикатором для всей судебной системы Узбекистана. Вы видите, этот суд собрал тех, для кого Вы писали и ради кого рисковали. Дистанцируются лишь те, чьи аморальные и преступные действия разоблачаются и те, кто не верит в силу духа меньшинства.

Бобомурод, позвольте мне выразить Вам солидарность, потому что я разделяю с Вами  веру в справедливость. Еще раз убеждаюсь, что даже один человек, защищая свои права, может создавать условия для соблюдения прав миллионов граждан.

Наступит время, когда и в Узбекистане суд станет независимым, а Конституция основным законом. Вы свой вклад в этот процесс уже внесли.

С уважением и наилучшими пожеланиями,
Надежда Атаева

 28 марта 2018, Франция

15.3.18

Казахстан: Помилование для тяжелобольного политзаключенного

Мухтар Джакишев 
Заключенный Мухтар Джакишев тяжело болен и должен быть помилован из соображений гуманности.


Норвежский Хельсинкский комитет и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» направили открытое письмо президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву. Организации призывают президента Назарбаева помиловать политзаключенного Мухтара Джакишева из соображений гуманности. Джакишев, отбывающий 14-летний срок с 2009г., страдает опасным для жизни заболеванием, и определенные группы выражают обеспокоенность за его жизнь, если он остается в тюрьме.

В конце прошлого года, врачи диагностировали у Джакишева серьезное сосудистое заболевание, которое, в конечном итоге, может привести к смерти. Ранее, у него обнаружили увеличение сердца и артериальную гипертензию (форма высокого кровяного давления). В тюрьме Джакишев не получает соответствующего лечения, и его состояние быстро ухудшается.

Без надлежащего и своевременного лечения его жизнь окажется в опасности. В 2001 г. отец Джакишева, страдавший от такого же заболевания, скончался от внезапного инсульта. Норвежский Хельсинкский комитет и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» обратились к президенту Назарбаеву с просьбой о помиловании Джакишева, чтобы он мог получить необходимую медицинскую помощь.

Престарелая и больная мать Джакишева недавно умоляла президента Назарбаева помиловать ее сына. В своей просьбе мать Джакишева писала, что ее последнее желание – увидеть сына свободным. Открытым письмом к президенту Назарбаеву Норвежский Хельсинкский комитет  и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» хотят поддержать ее просьбу и призвать президента к помилованию Джакишева из соображений гуманности.


--------------------

Письмо: Помилование для тяжелобольного политзаключенного


Открытое письмо 
президенту Казахстана, его превосходительству, 
г-ну Нурсултану Абишевичу Назарбаеву

Ваше превосходительство,
Мы, нижеподписавшиеся некоммерческие правозащитные организации, пишем Вам, чтобы выразить серьезную обеспокоенность состоянием здоровья г-на Мухтара Джакишева, и просим Вас даровать ему помилование из соображений гуманности.

Как Вам должно быть известно, г-н Джакишев был арестован 21.05.2009 и впоследствии приговорен к 14 годам лишения свободы. В рамках наших полномочий как правозащитных организаций, мы внимательно следили за его делом. Сведения, полученные нами за эти годы, стали основанием для серьезной обеспокоенности состоянием его здоровья. В последнее время мы опасаемся за жизнь г-на Джакишева, если он останется в заключении.

Страдая в течение нескольких лет от высокого кровяного давления, г-н Джакишев подвержен риску инсульта и инфаркта, что потенциально угрожает его жизни. В 2009 г. г-ну Джакишеву была диагностирована артериальная гипертензия (форма высокого кровяного давления) и гипертрофия левого желудочка, также известная как увеличение сердца, что без должного лечения может привести к сердечной недостаточности. По мнению медицинского персонала, он также страдает от почечных осложнений, развившихся вследствие повышенного кровяного давления. В конце 2017 г. врачи обнаружили у него ангиоэнцефалопатию – серьезное сосудистое заболевание, которое в конечном итоге может привести к смерти. Подчеркивая серьезность его состояния, мы обращаем Ваше внимание на то, что в 2001 г. отец Джакишева Эркин Джакишев, страдавший от такого же заболевания, скончался от внезапного инсульта.

Его состояние требует усиленного лечения, включая регулярный контроль со стороны медицинского персонала, специализирующегося на данных заболеваниях, а также своевременный осмотр и медицинское обслуживание специалистов в области восстановительной медицины. Тюремные условия в Казахстане не обеспечивают необходимой помощи. Кроме того, сомнительно, что он сможет получить необходимую медицинскую помощь в Казахстане – его защитники утверждают, что такая помощь может быть оказана только в некоторых западных странах.

Мы с совершенным почтением просим Вас даровать Мухтару Джакишеву помилование из соображений гуманности с тем, чтобы после освобождения он мог получить необходимую и жизненно важную медицинскую помощь за границей.

С уважением,
Бьёрн Энгесланд, генеральный секретарь Норвежского Хельсинкского комитета
Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии»