31.5.24

Узбекистан: правозащитница Клара Сахарова подвергается преследованиям и угрозам


Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA), Норвежский Хельсинкский комитет (NHC) и Международное партнерство по правам человека (IPHR) и Хельсинский фонд по правам человека (HR) обеспокоены безопасностью правозащитницы Клары Сахаровой и призывают власти оперативно защитить ее и ее семью, расследовать обвинения и привлечь виновного/виновных к ответственности.

С 25 мая 2024 года активистка Клара Сахарова получала на свой Telegram-канал сообщения от анонимного аккаунта с ником "LONDON", содержащие угрозы и непристойные оскорбления в еe адрес, ее сына и матери. Аноним также неоднократно глумился над памятью покойного брата Клары Сахаровой, покойного брата Клары Сахаровой, ученого-востоковеда Андрея Кубатина, который ранее был обвинен в измене в 2017 году и реабилитирован в 2019 году.

С 27 мая Сахарова подала жалобы в Генпрокуратуру, МВД и СНБ. Она призвала власти выявить и привлечь к ответственности владельца анонимного акакунта "LONDON", но сих пор не получила ответа.

По сообщениям Сахаровой, 26, 27 и 29 мая ее постоянно преследовал белый автомобиль Chevrolet Nexia-3.

Клара Сахарова уже несколько лет занимается защитой прав заключенных и жертв пыток в Узбекистане. Правозащитной деятельностью она начала заниматься в связи с нарушениями прав человека, с которыми столкнулся ее покойный брат Андрей Кубатин. В настоящее время она добивается выплаты компенсации сыну Кубатина - в связи с произвольным задержанием его отца, подвергавшегося пыткам и другим нарушениям прав человека со стороны представителей власти.

В мае 2020 года, рассмотрев пятый периодический доклад Узбекистана Комитету ООН по правам человека, Комитет рекомендовал Узбекистану «гарантировать эффективную защиту  независимых журналистов, лиц, критикующих правительство, диссидентов, правозащитников и других активистов от любых действий, которые могут представлять собой травлю, преследование или необоснованное вмешательство в их профессиональную деятельность или ущемление их права на свободу мнений и их свободное выражение, и обеспечить тщательное и независимое расследование таких актов, судебное преследование и наказание виновных и предоставление жертвам эффективных средств правовой защиты» (параграф 45).

 

 

25.3.24

Заявление о начале суда по уголовному делу в отношении Мутабар Таджибаевой

 
                 здание Парижского судебного трибунала в Париже, Франция

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (далее AHRCA) сообщает, что 26 марта 2024 года начинается судебный процесс в отношении Мутабар Таджибаевой - резидента Франции и лидера правозащитной организации «Клуб пламенные сердца» (Франция) по жалобе о защите чести, достоинства и деловой репутации, представленной AHRCA, Надеждой Атаевой и Алимом Атаевым, в рамках уголовного дела, открытого 22 января 2022 года во Франции.

Авторы подали жалобу в декабре 2021 года и были признаны потерпевшими. Они  представили 13 фраз, в которых содержится клевета, оскорбление и  распространение ложной информации. В ходе следствия генеральная прокуратура Франции выдвинула дополнительное обвинение еще по двум фразам. В рамках данного уголовного дела суд даст правовую оценку по 15 фразам, опубликованным в интернете с октября по декабрь 2021 года.

Авторы жалобы выдвинули требование о возмещении причиненного морального ущерба в размере - 35 тысяч евро.

Интересы Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» в суде представляет Мэтр Вильям ВОЛЛ.

Таджибаева развернула непрекращающуюся медиакампанию, которая продолжается с 2017 года. Она разместила в интернете более 500 публикаций в отношении Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», Надежды Атаевой и Алима Атаева, наших друзей и партнеров. Ее высказывания носят негативно-оценочный характер, она прибегает к прямым оскорблениям, клевете, необоснованным и абсурдным обвинениям в совершении особо тяжких преступлений. 

Суд начинается в 13:30. 26 марта 2024г.  

в здании TRIBUNAL JUDICIAIRE DE PARIS

в открытом режиме по адресу: Parvis du tribunal de, 75017 Paris

 Желающие могут наблюдать за этим судебным процессом. Просим учитывать, что на первых заседаниях суда будут рассматриваться вопросы формального характера. О заседаниях, где будет рассматриваться жалоба по сути, мы сообщим дополнительно.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA) заявляет, что намерена добиваться привлечения М. Таджибаевой к ответственности на основании действующего законодательства Французской Республики.  

Мы благодарны всем, кто продолжает поддерживать нас и сохраняет доверие. 

 

__________

 ходе рассмотрения других жалоб в отношении Мутабар Таджибаевой, которые касаются ее публикаций с 2018 по 2024 гг. : мы будем сообщать отдельно.

27.9.23

Гражданское пространство в Центральной Азии под угрозой: ключевые тенденции


На фоне растущего интереса мирового сообщества к Центральной Азии, Международное партнерство за права человека (IPHR) и его партнеры обращают внимание на ухудшение ситуации с гражданским пространством и гражданскими свободами в странах региона. В последнее время президенты стран Центральной Азии были приглашены на ряд встреч с мировыми лидерами, включая встречу, организованную президентом США Джо Байденом в Нью-Йорке ранее в этом месяце, предстоящую на этой неделе встречу в Берлине под председательством канцлера Германии Олафа Шольца, а также саммит ЕС-Центральная Азия, запланированный на следующий год. В этом контексте международные партнеры стран Центральной Азии должны использовать все возможности, чтобы выступить против нынешних тревожных тенденций, касающихся защиты фундаментальных свобод в регионе, и настаивать на том, чтобы власти региона отказались от репрессивных мер в отношении тех, которые хотят участвовать в обсуждении и решении вопросов общественного интереса.

IPHR и его партнерские организации Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности, Фонд «Лигал просперити» , Туркменская инициатива по правам человека и Ассоциация «По правам человека в Центральной Азии» подготовили обзор текущих основных проблем, связанных с  защитой свободы выражения мнений, ассоциации и мирных собраний в пяти странах Центральной Азии в преддверии Варшавской конференции по человеческому измерению, посвященной вопросам защиты прав человека в регионе ОБСЕ, которая пройдет с 2 по 13 октября 2023.
    
 
Ключевые тенденции, зафиксированные в брифинг-документе, включают:
     
• Безнаказанность за серьезные нарушения прав человека, связанные с кризисами, произошедшими в Центральной Азии в 2022 году, когда власти применили жесткие меры для подавления массовых протестов и последовавших за ними беспорядков во время так называемого «кровавого января» в Казахстане, в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) в Таджикистане и в Республике Каракалпакстан в Узбекистане. На сегодняшний день власти трех стран не предприняли эффективных мер для тщательного и независимого расследования заявлений о чрезмерном применении силы, пытках, и других нарушениях прав протестующих, совершенных во время этих событий, и также не по привлечению виновных к ответственности.
     
• Преследование активистов гражданского общества, сторонников оппозиции, правозащитников, журналистов и блогеров, которые выступают против несправедливости, критикуют власти и требуют прозрачности и подотчетности государственных органов. Особую озабоченность вызывает использование уголовного преследования в качестве инструмента запугивания и принуждения к молчанию критически настроенных лиц во всем регионе. Подобная тактика применялась в ходе репрессий, начатых в ответ на массовые протесты в Казахстане, ГБАО в Таджикистане и Каракалпакстане в Узбекистане в 2022 г., но также используется более широко во всех странах региона. В рамках ответных мер против тех, кто осуществляет свои права на свободу выражения, ассоциации и собрания мирными и законными путями, возбуждаются уголовные дела по обвинениям в клевете, вымогательстве, мошенничестве, участии в массовых беспорядках, экстремизме и другим обвинениям.  Серьезную озабоченность вызывает тот факт, что власти Таджикистана и Казахстана неправомерно используют обвинения в экстремизме, чтобы подавить критические голоса, а в Узбекистане и других странах все большее число блогеров становятся объектами преследования из-за освещения в социальных сетях вопросов, которые считаются деликатными. В последнее время в Кыргызстане наблюдается рост политически мотивированных уголовных дел в условиях ухудшения пространства для свободы слова, а власти Туркменистана активно добиваются насильственного возвращения активистов, базирующихся за рубежом, кроме того, чтобы посадить в тюрьму «неудобных» лиц, живущих в стране.
 
• Давление на независимые СМИ и ограничения доступа к альтернативной информации через Интернет. Независимые средства массовой информации, работающие в странах Центральной Азии и их сотрудники подвергаются запугиваниям и преследованиям как онлайн, так и офлайн. В последнее время власти Таджикистана и Кыргызстана приняли мары по блокированию и закрытию несколько независимых медиа-служб, что вызывает особую тревогу в Кыргызстане, где медиасреда до сих пор была более благоприятной, чем в других странах региона. Представители медиа сообщества опасаются, что одобрение законопроектов о СМИ, которые в настоящее время находятся на рассмотрении в Кыргызстане и Казахстане, приведет к усилению государственного контроля над деятельностью СМИ в этих странах. Широко сформулированные ограничения на деятельность блогеров были инициированы в нескольких странах региона, включая Казахстан, Таджикистан и Узбекистан, и во всем регионе власти злоупотребляют борьбой с дезинформацией, чтобы подавить свободу слова. Интернет-цензура наиболее распространена в Туркменистане, где тысячи сайтов были произвольно заблокированы в то время, как власти преследуют тех, которые используют инструменты для обхода цензуры, чтобы получить доступ к заблокированным сайтам, предоставляющим информацию, альтернативную государственной пропаганде, распространяемой национальными СМИ.
    
• Чрезмерные и неоправданные ограничения деятельности независимых организаций гражданского общества. В Таджикистане все больше неправительственных организаций были принудительно закрыты судом, либо вынуждены «добровольно» закрыться. В Узбекистане независимым правозащитным группам было отказано в регистрации по техническим причинам, а в Туркменистане не была зарегистрирована ни одна правозащитная неправительственная организация. Законопроекты об неправительственных организациях, инициированные в Кыргызстане, похожи на законы, существующие в более репрессивных странах постсоветского региона - в случае их принятия, они подорвут ранее достигнутые успехи в плане участия гражданского общества в стране. В частности, финансируемые из-за рубежа организации могут подвергнуться стигматизации, чрезмерному государственному регулированию и вмешательству. Существуют также опасения, что недавняя инициатива властей Казахстана по публикации списка организаций, финансируемых из-за рубежа, может привести к усилению стигматизации и государственного контроля над такими организациями.
 
• Меры, подрывающие право на мирный протест, в том числе санкционированный судом запрет на проведение акций протеста, действующий в центре столицы Кыргызстана Бишкека уже более года; систематические меры, принятие властями Казахстана по разгону несанкционированных мирных собраний и задержанию протестующих до, во время и после таких собраний; а также меры, принятые властями Туркменистана для оперативного пресечения любых публичных проявлений недовольства экономическими трудностями, коррупцией и другими проблемами в стране.
    
Более подробную информацию по этим вопросам можно найти в совместном брифинг-документе, который описывает последние события по каждой стране (в том числе в отдельных кейсах), и приводит рекомендации по мерам, которые власти региона должны принять для улучшения ситуации.
   
Брифинг-документ подготовлен на основе сотрудничества IPHR и его центральноазиатских партнеров по проведению мониторинга и документированию событий, затрагивающих основные свободы в пяти странах Центральной Азии, в рамках CIVICUS Monitor, инициативы по отслеживанию и оценке гражданского пространства во всем мире. В настоящее время CIVICUS Monitor оценивает гражданское пространство в Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане как «закрытое», в Казахстане как «подавленное» и в Кыргызстане как «затрудненное».
     
Скачать совместный брифинг-документ (на английском языке) можно здесь.
 

29.8.23

Заявление на предварительной 44-сессии УПО по Узбекистану


Представитель Ассоциации "Права человека в Центральной Азии" Беранжерь Савелиефф  выступила на предварительной сессии Универсального периодического обзора по Узбекистану:

— Я выступаю сегодня от имени Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA) и Международного партнерства по правам человека (IPHR). Наше заявление подчеркивает обеспокоенность по поводу доступа к правосудию и верховенства закона в Узбекистане,  этих двух ключевых сфер ответственности государства, обеспечения того, чтобы действия правительства были связаны с установленными законами и процедурами и соответствовали стандартам в области прав человека.

В 2016 году правительство Узбекистана объявило о правовых реформах для «Нового Узбекистана», направленных на развитие независимой судебной системы, защиты от пыток и рабства, а также устойчивого развития гражданского общества. Однако в ходе этих реформ доступ к правосудию остается жестко ограниченным, верховенство закона часто игнорируется, а независимые блогеры, журналисты и критики подвергаются преследованиям, их лишают свободы по политически мотивированным обвинениям на основании проводимых судебных процессов, нарушающих международные нормы.

Особую озабоченность вызывает реакция правительства на массовые протесты в Республике Каракалпакстан в Узбекистане в июле 2022 года. Имеются заслуживающие доверия утверждения о том, что при подавлении протестов власти применяли чрезмерную силу, произвольные задержания, пытки и жестокое обращение. Эти обвинения не были расследованы беспристрастно и тщательно, что привело к отсутствию ответственности за нарушения. Кроме того, судебные разбирательства в отношении нескольких десятков человек (в том числе журналистов, блогеров и активистов), которым предъявили уголовные обвинения за участие в антиконституционной деятельности во время протестов, были проведены при отсутствии прозрачности, права и гарантий на справедливое судебное разбирательство.  Первое слушание в ноябре 2022 года транслировалось публично, но прямая трансляция была прервана, когда обвиняемые заявили о пытках. Последующие слушания проходили за закрытыми дверями, как это часто наблюдается в политически мотивированных делах против активистов, правозащитников, журналистов и других граждан, критикующих властные структуры и чиновников.


Лишь некоторым из 61 обвиняемого, представшим перед судом в ноябре 2022 года и марте 2023 года в связи с событиями в Каракалпакстане, были предоставлены адвокаты по их выбору — остальным адвокатов назначило государство. Многие осужденные взяли на себя вину по принуждению и выразили раскаяние за участие в протестах в обмен на более мягкие приговоры. Обвиняемые обоих судебных процессов и их родственники были обязаны подписать соглашения о неразглашении, запрещающие им обсуждать свои дела с правозащитными и международными организациями. Это явные нарушения процессуальных норм, установленных национальным законодательством Узбекистана, а также международных обязательств Узбекистана.

Продолжающиеся преследования независимых журналистов, блогеров, активистов и пользователей социальных сетей выражаются в предъявлении им обвинений и вынесении наказаний за совершение тяжких и особо тяжких преступлений - даже при отсутствии доказательств - по сути за высказывания, которые являются их правом  на свободу выражения мнений.

Национальное законодательство не устанавливает четких критериев выявления противоправного контента в Интернете, а эксперты служб безопасности, отслеживающие такой контент интернет пользователей, часто квалифицируют любую критику власти как «разжигание ненависти» или другие тяжкие преступления. Это приводит к принятию мер по произвольному блокированию или удалению таких материалов без судебных санкций или надзора, а также к необоснованным, политически мотивированным обвинениям против тех, кто размещает критику или свое мнение о происходящих событиях в стране.

Мы также обеспокоены:

— расследованиями и судебными разбирательствами против критиков правительства, часто не обеспечивающими соблюдение надлежащих национальных и международных правовых процедур и гарантий справедливого судебного разбирательства;

— растущей  практикой заочного вынесения приговоров в отношении критиков режима;

— использованием судами доказательств, полученных под пытками, несмотря на постановления Верховного суда о недопустимости доказательств, полученных незаконным путем;

— отсутствием пересмотра приговоров бывшим политическим заключенным и предоставления возмещения и компенсации, как это предусмотрено национальным и международным правом;

— давлением на адвокатов, которые представляют интересы жертв пыток, и которым угрожают отзывом лицензии;

— практикой вмешательства исполнительной власти, Высшего судебного совета Узбекистана и судей Верховного суда в судебный процесс, что препятствует доступу к правосудию.

Мы призываем постоянные представительства, участвующие в предварительной сессии УПО, обратить внимание на нашу обеспокоенность по поводу доступа к правосудию и верховенству закона в Узбекистане. Наши ключевые рекомендации Узбекистану:

— Провести независимое расследование событий в Каракалпакстане 2022 года с участием независимых международных и национальных экспертов - для привлечения к ответственности виновных.

— Необходимо принять меры по укреплению независимости судебной системы и недопущению использования ее для рассмотрения политически мотивированных дел, обеспечив соответствие международным стандартам и гарантиям справедливого судебного разбирательства, включая процедуры отбора, назначения, продвижения по службе и увольнения судей.

— Пересмотреть все уголовные дела, в которых заявлено о пытках или самооговорах, полученных с применением пыток и жестокого обращения, и обеспечить надлежащее рассмотрение всех таких обвинений в целях предотвращения безнаказанности.


Спасибо за внимание. Мы рекомендуем вам прочитать полный текст нашего УПО, в котором содержится дополнительная информация по вопросам, изложенным сегодня, а также по другим ключевым вопросам, вызывающим обеспокоенность.



26.6.23

Восстановление справедливости в отношении жертв пыток в Центральной Азии


«Я хочу справедливости. Пуля снайпера повредила мне зрительный нерв. 
А затем в предварительном заключении меня так сильно били по голове, 
что я потерял зрение - теперь я живу в темноте».
Ермек, жертва пыток, Алматы, Казахстан

Сегодня, 26 июня, отмечается Международный день Организации Объединенных Наций (ООН) в поддержку жертв пыток. И в этот день Коалиции против пыток в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане, Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA), Узбекистан, базирующаяся в изгнании во Франции), Туркменская инициатива по правам человека (ТИПЧ, Туркменистан, базирующаяся в изгнании в Австрии), Международное партнерство по правам человека (IPHR), Хельсинкский фонд по правам человека (Польша), и Всемирная организация против пыток (OMCT) призывают правительства Центральной Азии предпринять меры, чтобы положить конец пыткам.

Во всем мире этот день дает возможность поддержать жертв пыток и их семьи, объединиться, чтобы осудить это тяжкое преступление.

Несмотря на многочисленные заявления о недопустимости и обещания провести реформы, пытки и жестокое обращение по-прежнему широко применяются во всех пяти странах Центральной Азии. Сотни людей обвиняются и осуждаются на основании признаний, полученных под принуждением. Опасаясь репрессий, многочисленные жертвы пыток и их родственники не решаются подавать жалобы.

Кровавые последствия чрезмерного полицейского насилия и серьезные обвинения в применении пыток в нескольких странах региона наблюдались на протяжении всего 2023 года. В2022 году правительства Казахстана, Таджикистана и Узбекистана в ответ на преимущественно мирные протесты применяли чрезмерные силовые меры, часто приравниваемые к пыткам вне мест лишения свободы и приведшие к многочисленным смертям среди гражданского населения, необоснованным арестам, широко распространенным пыткам в местах лишения свободы, преследованиям правозащитников и журналистов. На сегодняшний день они так и не смогли эффективно и непредвзято расследовать действия представителей государства и привлечь виновных к ответственности. Правительства взяли под контроль интернет, целенаправленно отключая его в регионах, где проходили протесты, тем самым лишая людей возможности общаться, сообщать о правонарушениях и получать свежую информацию о обстановке в плане безопасности.

В Казахстане, спустя почти полтора года после событий “кровавого января” 2022 года, правительство так и не предприняло реальных мер для проведения объективного и детального расследования событий и привлечения к ответственности виновных в серьезных нарушениях прав человека, которые произошли, когда власти силой подавляли массовые протесты с целью добиться социальных и политических изменений. Зафиксированные нарушения прав человека включают чрезмерное применение силы и связанные с ним убийства протестующих и прохожих, незаконные задержания тысяч манифестантов, а также широко распространенные пытки и жестокое обращение по отношению к задержанным. Многие следственные дела, начатые по заявлениям об убийствах и пытках, были преждевременно закрыты в связи с якобы отсутствием признаков преступлений в действиях сотрудников правоохранительных органов и служб безопасности, участвовавших в них. Верховный комиссар по правам человека Казахстана (омбудсмен) заявила, что 80 процентов всех дел были прекращены. Лишь 1-2% жалоб на применение пыток дошли до суда, и лишь в немногих случаях виновные в злоупотреблениях полномочиями были осуждены.[1] Таким образом, к сожалению, очень немногие жертвы пыток и их семьи, у которых хватило мужества подать жалобу, добьются восстановления справедливости.

Правительство Казахстана не признало, что систематические нарушения прав человека имели место в январе 2022 года, не инициировало действенного и открытого расследования и не предоставило адекватную компенсацию жертвам и их семьям. Напротив, жертвы и те, кто защищает их права, например, правозащитники и адвокаты, продолжают сталкиваться с травлей и преследованиями в наказание за выполнение своих профессиональных обязанностей.

В мае 2023 года Комитет ООН против пыток выразил глубокую обеспокоенность “многочисленными последовательными докладами, указывающими на применение различных форм пыток, жестокого обращения, включая чрезмерное применение силы”, связанными с протестами в Казахстане в январе 2022 года, а также “высоким процентом закрытых дел». Члены Комитета призвали власти Казахстана оперативно, независимо и беспристрастно расследовать все акты пыток, жестокого обращения и чрезмерного применения силы и наказать виновных соразмерно тяжести их деяний. [2]

В Таджикистане до сих пор не привлечены к ответственности виновные в серьезных нарушениях прав человека, которые были совершены властями в качестве реакции на массовые протесты, имевшие место в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) в ноябре 2021 года и мае 2022 года. Зафиксированные нарушения включают в себя чрезмерное применение силы, незаконные задержания, пытки и жестокое обращение, внесудебные казни и неправомерные судебные разбирательства в отношении десятков людей.[3]

После событий в ГБАО власти начали усиливать репрессии против несогласных и гражданского общества, в частности, против тех, кто критиковал действия властей в регионе.[4] Около 20 представителей гражданского общества, правозащитников и журналистов были задержаны, подвергнуты пыткам, уголовному преследованию и осуждены в результате закрытых судебных процессов, проведенных в нарушение международных стандартов. В случае, вызывающем особое беспокойство5, в декабре 2022 года Верховный суд приговорил Манучехра Холикназарова, главу Ассоциации юристов Памира (ЛАП) и члена Антипыточной коалиции Таджикистана, к 16 годам лишения свободы по сфабрикованным обвинениям в участии в преступной и запрещенной организации, которые были выдвинуты в отместку за его усилия по оказанию помощи жертвам нарушений прав человека и содействию доступу к правосудию и верховенству закона в ГБАО.

Аналогичным образом сохраняется обеспокоенность по поводу пыток и жестокого обращения в местах заключения в Узбекистане, а также игнорирования прав жертв. Анализ жалоб на практику пыток за последние два года показывает, что усиливается и практика сговора причастных к пыткам должностных лиц с врачами, что существенно усложняет процесс документирования пыток, а также расследования этих случаев. Адвокаты по таким делам ведут защиту под угрозой отзыва лицензии и пострадавшие вынуждены привлекать внимание общественности, а для авторов таких материалов возникает риск преследования за клевету. Компенсация жертвам не выплачивается. До сих пор отсутствует национальный правовой механизм быстрого реагирования на сообщения о пытках.

Власти до сих пор не обеспечили проведение независимого расследования событий июля 2022 года в республике Каракалпакстан на западе Узбекистана, когда вспыхнули массовые протесты против предложенных конституционных поправок, которые лишили бы республику ее нынешнего защищенного конституцией статуса и права на выход из состава Узбекистана. Имеются многочисленные достоверные сообщения о том, что власти прибегали к чрезмерному применению силы, незаконным задержаниям, пыткам и жестокому обращению при подавлении протестов. По официальным данным, по меньшей мере 21 человек погиб и 270 получили ранения, но реальные цифры могут быть гораздо выше.[6]

Расследование событий в Каракалпакстане было засекречено, и на сегодняшний день неизвестно, был ли кто-либо привлечен к ответственности за убийства или нарушения прав протестующих, хотя нескольким сотрудникам правоохранительных органов были предъявлены обвинения в правонарушениях.[7]

В то же время, поскольку власти представили эти события как попытку захвата власти в Каракалпакстане, несколько десятков участников протестов были обвинены и арестованы за различные преступления в результате судебных разбирательств, не соответствующих международным стандартам справедливого судебного разбирательства. Среди них известные журналисты, блогеры и активисты, которые публично критиковали предложенные конституционные поправки, включая адвоката и блогера Даулетмурата Тажимуратова, которого называли лидером протеста. В январе 2023 года он был приговорен к 16 годам лишения свободы по обвинению в посягательстве на подрыв конституционного строя, организации массовых беспорядков и других преступлениях. В суде он был единственным подсудимым, который осмелился рассказать о том, что его пытали в заключении, но его обвинения не были переданы на независимое расследование до вынесения приговора.

Прямая трансляция судебных заседаний была прекращена после того, как Тажимуратов заявил суду, что его пытали. В июне 2023 года Верховный суд оставил его приговор в силе после апелляции. По сообщениям источников из гражданского общества, другие обвиняемые также подвергались пыткам, но не говорили об этом в суде, опасаясь репрессий.

В Кыргызстане пытки и жестокое обращение также остаются серьезной проблемой, особенно в местах предварительного заключения, где условия содержания часто равносильны унижающему достоинство обращению. Особому риску жестокого обращения подвергаются лица, задержанные по политическим делам, включая активистов, которые были арестованы в октябре 2022 года и обвинены в подготовке беспорядков, хотя известно, что они лишь мирно выступали против согласованного правительством соглашения о делимитации границы с Узбекистаном в отношении стратегически важного Кемпир-Абадского водохранилища.[8]

В этой связи следует подчеркнуть важную роль Национального превентивного механизма (НПМ) Кыргызстана по предупреждению пыток, поскольку его члены могут осуществлять внеплановые посещения мест лишения свободы и встречаться с заключенными.

В Туркменистане продолжают вызывать озабоченность пытки и насильственные исчезновения по политическим мотивам. Мы обеспокоены судьбой блогера Фархата Мейманкулиева (он же Дурдыев), который недавно был в принудительном порядке возвращен из Турции в Туркменистан, где ему грозят пытки из-за его критических высказываний в адрес властей.[9] Блогер и ранее подвергался преследованиям, в том числе был незаконно задержан[10] в консульстве Туркменистана в Стамбуле в связи с запланированной акцией протеста в августе 2021 года. Сообщается, что во время пребывания там с ним жестоко обращались и принуждали извиниться за размещение видеороликов с критикой режима. Другие открыто оппозиционные активисты, находящиеся в Турции или других странах, поддерживающих дружеские отношения с правительством Туркменистана, также подвергаются риску быть возвращенными на родину, где им грозят пытки.[11]

Мы призываем власти стран Центральной Азии положить конец пыткам путем:

     • признания масштабов проблемы пыток;

     • публикации всеобъемлющей статистики о возбужденных делах и расследованиях;

     • предоставления независимым наблюдателям полного доступа в места заключения;

     • начала немедленного независимого расследования многочисленных заявлений о пытках, связанных с массовыми протестами 2022 года, с участием международных экспертов и представителей местного гражданского общества;

     • обеспечения реального сотрудничества с соответствующими механизмами ООН и прозрачного решения укоренившихся системных проблем.

Власти Центральной Азии сейчас должны перейти от слов к делу, положив конец безнаказанности за применение пыток и гарантировав жертвам защиту и компенсацию, на которую они имеют право.


________

[1] Для получения дополнительной информации о нарушениях прав человека, связанных с январскими событиями, и мерах, предпринятых для расследования см. информационную справку, подготовленную МППЧ и Казахстанским международным бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ) для диалога ЕС-Казахстан по правам человека в марте 2023 годаотчет, выпущенный МППЧ, КМБПЧ, Коалицией против пыток и Всемирной организацией против пыток (OMCT) в январе 2023 года о пытках, жестоком обращении и безнаказанности в связи с событиями января 2022 года; а также совместное заявление Коалиции против пыток, МППЧ и ВОПП от марта 2023года; 

[2] Заключительные комментарии Комитета; 

[3] Для получения дополнительной информации см. информационную справку от октября 2022года;

[4] Более подробную информацию об этой тенденции см. в обновленной справке, подготовленной МППЧ в рамках сотрудничества с CIVICUS Monitor, опубликованной в марте 2023 года;

[5] Для получения дополнительной информации о его деле см. совместное заявление МППЧ, ВОПП, Human Rights Watch, Хельсинкского фонда по правам человека, Норвежского Хельсинкского комитета, Frontline Defenders, Международной федерации по правам человека и Freedom Now от 3 апреля 2023 года;

[6] Для получения дополнительной информации о событиях в Каракалпакстане и связанных с ними нарушениях см. материалы, представленные для Универсального периодического обзора (УПО) Узбекистана Ассоциацией «Права человека в Центральной Азии»(AHRCA) и МППЧ с апреля 2023 года

[7] Подробнее смотрите в приведенном ниже новостном сообщении: https://www.gazeta.uz/ru/2023/02/09/gp/?utm_source=push&utm_medium=telegram 

[8] https://www.iphronline.org/kyrgyzstan-mass-arrests-of-government-critics.html 

[9] https://www.iphronline.org/turkmenistan-un-human-rights-body-issues-important-findings-as-the-authorities-continue-to-reign-in-dissent.html 

[10] https://www.iphronline.org/turkmenistan-s-government-targets-critics-at-home-and-abroad-in-its-relentless-crackdown-on-dissent.html  

[11] https://www.iphronline.org/turkmenistan-s-human-rights-record-up-for-un-review.html



1.6.23

Правозащитные организации призывают президента Европейского совета потребовать ответственности за нарушения прав человека во время его визита в Центральную Азию


На этой неделе президент Европейского совета, Шарль Мишель примет 
участие во встрече с главами государств Центральной Азии, которая пройдет в городе Чолпон-Ата, Кыргызстан. В преддверии данного визита, пять правозащитных организаций обратились к Президенту Мишелю с призывом обсудить ключевые проблемы в области прав человека с лидерами стран Центральной Азии и потребовать конкретных шагов по улучшению ситуации в области прав человека в качестве условия для дальнейшего укрепления партнерских отношений ЕС со странами региона.

Совместное обращение было подписано Международным партнерством по правам человека (IPHR), Казахстанским международным бюро по правам человека и соблюдению законности, Фондом «Лигал просперити» (Кыргызстан), Туркменской инициативой по правам человека и Ассоциацией «Права человека в Центральной Азии» (Франция). Правозащитные организации  призвали Мишеля, в частности, подчеркнуть необходимость привлечения к ответственности всех виновных в серьезных нарушениях прав человека, связанных с прошлогодними политическими кризисами в регионе, когда власти применили жесткие меры для подавления массовых протестов и последовавших за ними беспорядков в Казахстане, Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) в Таджикистане и Республике Каракалпакстан в Узбекистане. На сегодняшний день власти трех стран не предприняли никаких эффективных мер для тщательного и независимого расследования заявлений о нарушениях, совершенных во время этих событий, а виновные не были привлечены к ответственности.

Кроме того, организации совместно подготовившие обращение призвали Президента Мишеля выразить обеспокоенность по поводу инициативах, направленных на стигматизацию и ограничение деятельности НПО, особенно финансируемых из-за рубежа, в странах Центральной Азии, включая проект законодательства, недавно выдвинутый депутатами в Кыргызстане, а также потребовать прекращения преследования активистов, правозащитников, журналистов и блогеров, критикующих власти в странах региона, в числе которых:
    
— Лидер незарегистрированной оппозиционной Демократической партии Жанболат Мамай, недавно осужденный за предполагаемую роль в беспорядках во время январских событий 2022 года в Казахстане. Он приговорен к шести годам лишения свободы условно, в течение которых ему запрещено заниматься общественно-политической деятельностью, и также публицистической деятельностью в социальных сетях.
  
— Правозащитница Рита Карасартова, которую вместе с другими обвиняемыми по так называемому Кемпир-Абадскому делу в Кыргызстане все еще содержат в плохих условиях в следственном изоляторе, несмотря на отсутствие веских оснований для их задержания и отправки за решетку. Обвиняемые по этому делу были арестованы в октябре 2022 года после того, как они мирно выступили против соглашения с Узбекистаном о стратегически важном водохранилище, находящемся на границе двух стран.
 
—  Журналист Болот Темиров, известный своими расследованиями коррупции в высших эшелонах власти, был депортирован из Кыргызстана в ноябре 2022 года в нарушение конституционного запрета на выдворение граждан страны.
   
—  Правозащитник Манучехр Холикназаров – в рамках масштабных репрессий, последовавших за прошлогодними протестами в ГБАО Таджикистана, был приговорен к 16 годам лишения свободы по обвинениям, выдвинутым в отместку за его усилия по оказанию помощи жертвам нарушений прав человека и обеспечению доступа к правосудию и верховенству закона в этом регионе.
 
—  Адвокату Бузургмехру Ёрову, отбывающему 22-летний срок лишения свободы, вынесенный в отместку за его профессиональную деятельность в Таджикистане, предъявлены новые обвинения, которые могут привести к дальнейшему увеличению его срока заключения.
 
— Туркменский YouTube-блогер Фархат Мейманкулыев (Дурдыев) – депортирован в конце мая 2023 г. из Турции в Туркменистан после того, как его задержали по запросу туркменских дипломатов. За критику туркменских властей блогеру грозит политически мотивированный арест, тюремное заключение и пытки в Туркменистане.
 
— Комитет ООН по правам человека недавно призвал к освобождению журналиста Нургельды Халыкова, гражданского активиста Мурата Душемова и правозащитника Мансура Мингелова, отбывающих в Туркменистане тюремные сроки по политически мотивированным обвинениям.
 
— Адвокат и журналист Даулетмурат Тажимуратов был приговорен к 16 годам лишения свободы по обвинениям, выдвинутых против его в связи с событиями в Каракалпакстане в июле 2022 г. В настоящее время Верховный суд рассматривает его дело в апелляционном порядке, в ближайшее время ожидается решение.
 
— Блогер Отабек Сатторий продолжает отбывать в Узбекистане шестилетний тюремный срок, который эксперты ООН считают незаконным. Недавно ему было отказано в переводе в менее суровые условия содержания из-за обвинения в нарушениях тюремных правил.
 
— Блогер Миразиз Базаров был насильственно задержан в мае 2023 года правоохранительными органами Узбекистана и подвергался давлению с целью удаления онлайн-контента – под пытками и угрозами уголовного преследования за нарушение условий приговора к ограничению свободы, вынесенного против него в 2022 году.
 
 
Полный текст совместного обращения правозащитных организаций (на английском языке) можно скачать здесь.
 
Визит Шарля Мишеля в Кыргызстан приходится на период растущего интереса ЕС к Центральной Азии в связи с геополитическими последствиями российской агрессии против Украины. Мишель и ранее посещал Центральную Азию и проводил переговоры с лидерами региона – в октябре 2022 года.