16.4.15

Спецслужбы стран Кыргызстана и Узбекистана договорились об обмене беженцами

Спецслужбы стран Кыргызстана и Узбекистана составили секретный список беженцев, проживающих на их территории, и договорились об их взаимной выдаче.

В апреле 2015 года, представители спецслужб Узбекистана и Кыргызстана провели закрытое совещание. На нем был утвержден список лиц, проживающих в этих странах и объявленных в розыск. Эти сведения получены от источника, заслуживающего доверия, так как его информация всегда подтверждалась.
Многие в этом списке подпадают под критерии защиты, определенные Конвенцией ООН о статусе беженцев. Некоторые подали в УВКБ ООН заявление о признании их беженцами.
Узбекская сторона запросила у Кыргызстана выдачи каракалпакских беженцев. Власти Узбекистана называют этих людей «сепаратистами» за то, что они активно выступают за Независимость Каракалпакстана. Под угрозой выдачи оказались более 50 каракалпаков, проживающих в Кыргызстане. В Узбекистане им грозят пытки, длительное лишение свободы и смерть. Родственники и лица, с которыми они поддерживали отношения до эмиграции, в заключении или под тотальным контролем спецслужб.
Кыргызская сторона в ответ запросила выдачи этнических узбеков — граждан Кыргызстана, преследуемых за причастность к ошским событиям июня 2010 года. Известно, что в Узбекистане проживают около 100 узбеков с юга Кыргызстана. В случае принудительного возвращения им грозят пытки, пожизненное заключение, смерть, отъем имущества и дискриминация родных по этническому признаку. В Кыргызстане власти, националисты и преступные группировки систематически оказывают давление на судей и адвокатов. Поэтому у этнических узбеков в этой стране нет шанса на беспристрастный и справедливый суд. Это показывают дела Азимжона Аскарова, Дильмурада Хайдарова, Мирзахида Вахабжанова и других.
В Узбекистане все узбеки, покинувшие юг Кыргызстана, уже пять лет находятся под наблюдением Службы национальной безопасности (СНБ). Их право на передвижение ограничено, СНБ изъяла паспорта этих лиц и пресекают все их попытки легализоваться. Эти беженцы покинули свои дома под угрозой смерти в ходе межэтнического конфликта в южном Кыргызстане и живут в Узбекистане нелегально. Они готовы легализоваться, но узбекские власти им не разрешают и поставили в полную зависимость от решений различных ведомств, без какого-либо участия международных организаций и независимых наблюдателей.
Если обмен беженцами состоится, то Кыргызстан и Узбекистан опять продемонстрируют нежелание выполнять международные соглашения в области прав человека и обеспечивать верховенство права.
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает вмешаться в эту ситуацию:
— Верховного Комиссара ООН по правам человека;
— Верховного Комиссара ООН по делам беженцев;
— Спецдокладчика ООН по вопросам пыток;
— Комиссара ЕС по правам человека;
— Комиссара ЕС по странам Центральной Азии;

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает все дипломатические миссии и средства массовой информации добиваться приостановки массовой высылки беженцев и выдачи их в страны происхождения, где им грозит смертельная опасность. Необходимо сделать все для легализации лиц, нуждающихся в международной защите.




8.4.15

Турция: журналистка Гульнора Равшан заметила слежку

‪#‎WithUzbeks‬
Журналистка Гульнора Равшан сообщает из Турции: «…сначала звонили по телефону и молчали, потом стали угрожать и следят за моими передвижениями».

Гульнора РАВШАН
Гульнора РАВШАН, родилась 28 июля 1966 года в Таджикистане. Гражданка Таджикистана, этническая узбечка.

Имеет высшее образование. С 1990 года работает в сфере журналистики, с января 2006 по март 2012 годы была корреспондентом узбекской службы Радио «Свободная Европа» — Радио «Свобода».

У нее четверо детей.

Гульноре Равшан пришлось выехать из Таджикистана в 2013 году, чтобы избежать наказания по сфабрикованному обвинению в шпионаже в пользу Узбекистана.

В феврале 2015 года она подала заявление в отдел по делам иностранцев администрации безопасности города Бурса (Emnıyat Mudurluğu yabancıler şubesı), в котором написала: «30 января, около 5 утра, я вышла со своими детьми в парк. Моя старшая дочь Рушана заметила, что за нами следит мужчина. И вскоре я сама заметила, что за нами следует один и тот же человек.

Он был одет в коричневый пиджак и шляпу, что сделало невозможным идентифицировать его. Он был одет в темно-синие джинсы. Когда он понял, что мы его заметили, он исчез.

31 января, около 10:30 утра, я вышла на встречу с моей знакомой женщиной из Узбекистана (имя не указываем в целях безопасности – AHRCA), она живет в городе Бурса. И в тот день по дороге на эту встречу я также заметила, что на небольшом расстоянии за мной постоянно следовал этот мужчина в той же одежде.

Кроме того, 24 января 2015 года Google сообщил мне, что кто-то пытался взломать учетную запись моей электронной почты. Это сообщение могу представить.

Еще до вышеперечисленных случаев ко мне подходил неизвестный мужчина, говоря, что знает меня, и пытался меня расспросить, что я делаю в Турции и выяснить детали мой личной жизни. Я получила от него несколько звонков по телефону, когда я перезванивала ему, то он никогда не брал трубку.

Я в панике и не знаю, как защитить себя и детей».

2 февраля 2015 году Гульнора Равшан обратилась с заявлением в Генеральную прокуратуру Турции ( Türkıye Cumhuriyet Savcılığı). Там ей ответили, что у них нет ведомства, которое бы специализировалось на делах иностранцев, находящихся под защитой УВКБ ООН, поэтому они рассматривают ее заявление на общих основаниях и отреагировать быстро не могут.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA призывает обеспечить международную защиту беженке из Таджикистана Гульноре Равшан, которая преследуется в стране исхода за свою профессиональную деятельность. И в связи с этим просит вмешаться:
— Верховного Комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR);
— Международную организацию мигрантов (IOM);
— органы внутренних дел Турции;
— международные правозащитные организации;
— СМИ.





7.4.15

Узбекистан: адвокату Полине Браунерг власти не разрешают выезжать за границу

‪#‎WithUzbeks‬
Адвокат Полина Браунерг планирует поездку на лечение за границу, но власти Узбекистана ей отказали. Она нуждается в квалифицированной медицинской помощи.
Полина Браунерг
Полина БРАУНЕРГ, родилась 11 октября 1948 года г. в Акмолинской области Казахстана. Гражданка Узбекистана.

Имеет высшее юридическое образование.

Инвалид 1-й группы.

После окончания института три года работала следователем в отделе милиции г. Алмалыка, где с первых же дней столкнулась с грубейшими нарушениями закона. Ее и других следователей заставляли «списывать» нераскрытые убийства, кражи, разбои на умерших лиц с использованием «показаний» подставных свидетелей.

Не желая выполнять незаконные указания своего руководства, Браунерг уволилась из органов милиции. С 1976 года она работает адвокатом. Известна общественности своей смелой и принципиальной позицией.

Полина Браунерг вела дела политзаключенных. Защищала на следствии и в суде интересы заключенных правозащитников Фахриддина Тиллаева и НураддинаДжуманиязова. Она защищает находящихся в заключении бывшего депутата парламента Узбекистана Мурада Джураева, правозащитника Шавкатжона Хажиханова, бывшего редактора газеты «Эрк» одноименной партии Мухаммада Бекжана и других.

Браунерг проделала большую работу, устанавливая причины смерти Нилуфар Рахимджановой, осужденной на 10 лет заключения и умершей в женской колонии в сентябре 2014 года.

 ·         Хронология

12 ноября 2014 года Полина Браунерг сдала документы, необходимые для получения разрешения на поездки за границу в Управление въезда, выезда и оформления гражданства Ташкентской области Министерства внутренних дел Узбекистана (УВВИГ МВД РУз).

5 декабря 2014 года наступил срок получения паспорта из УВВИГ Ташкентской области, но ни в этот день, ни 12-го, ни 19 декабря ей его не вернули.

26 декабря 2014 года после неоднократных требований адвокату Браунерг сообщили, что в получении выездной визы ей отказано. Она написала в Генеральную прокуратуру  жалобы на неправомерные действия УВВИГ Ташкентской области. Браунерг получила формальные ответы со ссылкой на пункт 3 Постановления Кабинета министров РУз №8 от 06.01.1995, где без объяснения причин было указано, что ее право на выезд за границу ограничено.

Недавно паспорт ей вернули но штамп выездной визы не ставят.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA считает, что адвокату Полины Браунерг запретили выезд за границу из-за ее профессиональной деятельности. Этому политически мотивированному решению предшествовали неоднократные звонки анонимов и угрозы. Браунерг часто замечает слежку за собой.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA отмечает, что в деле Полины Браунерг нарушены следующие правовые положения:

— статьи Конституции Узбекистана:
·          28 «Гражданин Республики Узбекистан имеет право на свободное передвижение по территории республики, въезд в Республику Узбекистан и выезд из нее, за исключением ограничений, установленных законом»;
·          30 «Все государственные органы, общественные объединения и должностные лица Республики Узбекистан обязаны обеспечивать гражданам возможность ознакомления с документами, решениями и иными материалами, затрагивающими их права и интересы»;

— статьи Международного пакта о гражданских и политических правах:
12
<…>
2. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную.
19
1. Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений.

2. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию <…> или иными способами по своему выбору.




6.4.15

Сколько заключенных в Узбекистане?

Фото:
"Лента.Ру"
‪#‎WithUzbeks‬
Сведения о количестве заключенных и затратах на их содержание в Узбекистане засекречены и никак в основной статистике не отражены. Главное управление исполнения наказания (ГУИН) МВД Узбекистана строго контролируется специальным отделом СНБ.

В 2010 году на сессии парламента Ислам Каримов заявил, что на каждые 100 тысяч жителей Узбекистана приходилось 166 заключенных, то есть в местах лишения свободы находилось примерно 46 480 человек. Такие же данные (166 человек на 100 тысяч) назвал в ноябре 2014 года председатель Верховного суда Узбекистана.

На эти сведения опирается Международный центр тюремных исследований (The InternationalCentre for Prison Studies – ICPS). В 2013 году Центр заявил, что в 2012 году число заключенных, включая подследственных, сократилось до 46 420 человек, из них 42 000 отбывали наказание. Эти утверждения были опубликованы со ссылкой на доклад Госдепартамента США по правам человека в мире за 2012 год. В этом докладе приведены данные о количестве заключенных в 58 пенитенциарных учреждений Узбекистана за 2009 год. Но Центр не оговаривает, что данные Госдепартамента были устаревшими.

Как выясняется, ICPS собирает сведения из разных источников:
Penal Reform International — http://www.penalreform.org/where-we-work/central-asia/;

Перепроверить сведения всех этих источников не представляется возможным.  Все попытки найти публикации по указанным ссылкам выводят на главную страницу, и в архивах не сохранены. Узбекистан 11 лет не допускает в страну спецдокладчиков ООН, изгнал из страны HRW.

Наш анализ показывает, что данные официального Ташкента вызывают большие сомнения, они очень сильно занижены. Как сообщали СМИ, объявленная в ноябре 2014 года амнистия коснулась более чем 50 000 заключенных. А в 2013 году по случаю 21-й годовщины принятия Конституции было амнистировано 69,5 тысячи человек. Такие данные обнародовала Генеральная прокуратура Узбекистана, ссылаясь на постановление Сената Олий Мажлиса.

Но как же можно амнистировать 69 500 заключенных, если незадолго до этого, по официальным данным, их было в общей сложности 46 480?

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» - AHRCA обратилась в Международный центр тюремных исследований (The International Centre for Prison Studies – ICPS). Мы просим ICPS описать методику получения исходных данных и объяснить, почему он в своем отчете за 2012 год использует статистику 2009 года. Подтверждает ли ICPS приведенные им данные о сокращении числа заключенных в Узбекистане, или это ошибка? О результатах нашего обращения мы проинформируем общественность.

По сообщениям наших источников, узбекские колонии переполнены. В камерах, рассчитанных на 4 человека, ютятся по 8-9 заключенных. Количество пенитенциарных учреждений и количество заключенных в каждой колонии часто меняется. Количество колоний может сокращаться, но число заключенных только растет. Например, в 2011 году была закрыта Андижанская тюрьма (УЯ 64/СИ-14 ГУИН – Ред.). Однако ее заключенных этапировали в другие зоны, где были построены новые корпуса. Общественность обычно узнает о новых колониях и тюрьмах, о смене их местонахождения, но не о постройке новых корпусов или дополнительных камер.

Без посещения узбекских тюрем какой-либо авторитетной международной миссией официальную статистику проверить невозможно. Даже представителей Международного Красного Креста не допускают в тюрьмы для проведения независимой оценки.
                   
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA считает, что правительство Узбекистана полностью фальсифицирует данные о числе заключенных. Затем эти цифры без критического анализа и проверки распространяют многие международные издания и организации. Независимые эксперты ООН и правительства демократических государств должны потребовать от властей Узбекистана опубликовать достоверную статистику о тюрьмах Узбекистана и количестве заключенных.



3.4.15

Кыргызстан: узбекский правозащитник Баходыр Намазов в опасности

‪#‎WithUzbeks‬ Сертификат УВКБ ООН не отрегулирован в правовых документах Кыргызской Республики, из-за чего беженцам грозит опасность. Так, недавно по этой причине был задержан узбекский беженец, правозащитник Баходыр Намазов.

Баходыр Намазов
НАМАЗОВ Бахадыр Таджибаевич,
родился 10 января 1955 г. в Ташкентской области.

Гражданин Узбекистана.  Образование высшее, специалист по информационным технологиям.

Вице-президент Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ) (руководитель Талиб Якубов).

С 2012 года в эмиграции. Имеет статус беженца, выданный УВКБ ООН.

Баходыр Намазов — инициатор общественных петиций в защиту заключенных правозащитников Общества прав человека Узбекистана. Их имена:
— Азам Фармонов, 1978 г.р., правозащитник. После многочисленных провокаций осужден по сфабрикованному делу в 2006 году на 9 лет. Находится в УЯ 64/71, Жаслык.
— Насим Исаков, 1966 г.р., правозащитник, 20 декабря 2005 года Джизакским горсудом приговорен к 8 годам лишения свободы. Находится в УЯ 64/3, пос. Таваксай Ташкентской области.
— Гайбулло Жалилов, правозащитник ОПЧУ из Карши. 18 января 2010 года полевым судом Бухары осужден на 9 лет заключения.
— Мехринисо Хамдамова, 1969 г.р., член ОПЧУ. 12 апреля 2010 года осуждена на 7 лет лишения свободы в колонии общего режима.
— Зулхумор Хамдамова, 1960 г.р., 12 апреля 2010 года приговорена к 6,5 годам лишения свободы в колонии общего режима.
— Шахло Рахматова, 1965 г.р., член ОПЧУ, 12 апреля 2010 года приговорена к 6,5 годам лишения свободы в колонии общего режима.

18 марта 2015 года, около 9:30 утра, в дом в Бишкеке, где проживает Баходыр Намазов, пришли сотрудники правоохранительных органов в штатском. Один из них представился участковым милиционером. Они тщательно осмотрели все комнаты и предложили Намазову проехать с ними в отделение внутренних дел на улице Урицкого (Бишкек). По приезде у него забрали сотовый телефон. Права на звонок Намазову не предоставили. Ему велели написать объяснение и указать там сферу его деятельности, возможную принадлежность в религиозной общине или организации. Также сделали копию его узбекского паспорта и проверили, есть ли у него основания для проживания в Кыргызстане. Когда Намазов показал сертификат Управления Верховного Комиссариата по делам беженцев Организации Объединенных Наций (УВКБ ООН), то правоохранители сказали, что для них этот документ ничего не значит. И предупредили: если окажется, что Намазов в розыске, то его выдадут в Узбекистан.

Свою позицию сотрудники органов внутренних дел Намазову объяснили так: мы вправе задержать вас для выяснения личности, так как сертификат УВКБ ООН не дает права на проживание в Кыргызстане. В этом документе нет указания о регистрации в миграционной службе Кыргызстана. Поэтому, по их словам, Намазов по адресу проживания находится нелегально.

Оказывается, когда УВКБ ООН выдает сертификат о признании какого-то лица беженцем, ему не предоставляют удостоверение министерства миграции Кыргыстана о праве на временное проживание. Почему не выдается временный вид на жительство для лиц, ожидающих переселения в третью страну, никто не объясняет.

Спасли Намазова его кыргызские друзья. Он чудом успел предупредить их о своем задержании. Они приехали и поручились за него. Только поэтому Намазов избежал ареста. Чем бы обернулся для него арест — неизвестно.

Однако в офисе Представительства УВКБ ООН особой обеспокоенности задержание Намазова не вызвало. Ему ответили холодно и не сразу. Вообще сотрудники этого офиса с особой раздражительностью реагируют на обращения беженцев. Нам часто сообщают, что к ним бесполезно звонить по телефону доверия, и в экстренных ситуациях они проявляют равнодушие.

Партнерская организация УВКБ ООН в Кыргызстане ОФПК “Адилет” имеет свою практику по таким случаям. Вот что ответил “Адилет” на наш запрос: «..проблема с документами, выдаваемыми УВКБ ООН, до сегодняшнего времени существует. Статус документа, выдаваемый УВКБ ООН, не отрегулирован в правовых документах Кыргызской Республики. В каждом случае сотрудники ОФПК «Адилет» выезжают и объясняют сотрудникам правоохранительных органов, что имеющиеся удостоверения беженца, выданные УВКБ ООН, защищает лицо от принудительного возвращения в страну, где его жизни или свободе угрожает опасность, в соответствии с Конвенцией «О статусе беженцев» от 1951 года, к которой Кыргызская Республика присоединилась в 1996 году. Стоит отметить, что суды в своих решениях также указывают, что удостоверение беженца УВКБ ООН защищает лицо от выдачи».
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает Верховного Комиссара ООН по делам беженцев и правительство Кыргызской Респблики урегулировать механизм защиты признанных беженцев, ожидающих переселения в третью страну, и на время этой процедуры обеспечить право на временное проживание в Кыргызской Республике.

О положении в Кыргызстане беженцев, признанных УВКБ ООН, наша организация информирует:
— Верховного Комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН);
— офис Верховного Комиссара ООН по правам человека;
— Спецдокладачика ООН по вопросам пыток;
— дипломатические миссии демократических стран;
— международные правозащитные организации.





2.4.15

Россия не всегда защищает своих граждан, ранее имевших гражданство Узбекистана

Правовые механизмы Российской Федерации не обеспечивают защиту интересов ее граждан, которые ранее были гражданами Узбекистана.

Нам достоверно известно, что Узбекистан считает гражданами даже тех, кто оформил нотариальный отказ от узбекского гражданства и в законном порядке приобрел гражданство Российской Федерации.

Практика такова: лица, отказавшиеся от узбекского гражданства, приезжая в Узбекистан как граждане РФ по российскому паспорту, не только оказываются нарушителями паспортного режима. Им угрожает уголовное преследование по следующим статьям Уголовного кодекса Узбекистана:
223 (Незаконный въезд и выезд из Республики Узбекистан) (предусматривает штраф и лишение свободы на срок до 10 лет);
157 «Измена родине», 160 «Шпионаж» в отношении бывших и действующих сотрудников военных и правоохранительных органов (предусматривают лишение свободы на срок до 20 лет).
Многих уроженцев Узбекистана, принявших гражданство России, официальный Ташкент обвиняет в причастности к неформальным религиозным группам и общинам. Многие из них объявлены в розыск. Нам известны случаи, когда Россия выдавала их в Узбекистан. Хотя в соответствии со статьей 61 Конституции РФ гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы России или выдан другому государству. У вышеупомянутой категории лиц чаще всего два паспорта (узбекский и российский), так как в Узбекистане они скрывают гражданство РФ, чтобы иметь возможность приезжать к родным.

В соответствии со статьями 19 (Основания прекращения гражданства Республики Узбекистан), 20 (Выход из гражданства Республики Узбекистан), 21 (Утрата гражданства Республики Узбекистан) Закона о гражданстве Республики Узбекистан выход из гражданства Узбекистана считается законным со дня издания соответствующего указа президента Узбекистана.

Но общественности неизвестно о существовании хотя бы одного такого указа. Заявления о выходе из гражданства, направленные в посольства Республики Узбекистан, остаются без ответа. Для оформления российского гражданства надо представить заявление об отказе от гражданства, оформленное нотариально и отправленное заказным письмом в посольство Узбекистана.

Отсутствие прозрачности выхода из гражданства Узбекистана ведет к массовым нарушениям прав человека. Людям грозят лишение свободы и изъятие имущества, приобретенного тогда, когда они были гражданами Узбекистана. Обращения в государственные органы Узбекистана и судебные тяжбы не восстанавливают справедливость, а лишь стимулируют развитие коррупции. Органы власти РФ редко реагируют на нарушения прав этой категории российских граждан.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA отмечает: необходимо информировать о последствиях такой практики лиц, которых она может касаться.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA обращается:
— к руководителю Федеральной миграционной службы России г-ну Константину Ромодановскому,
— к Уполномоченному по правам человека Российской Федерации г-же Элле Памфиловой
с просьбой разъяснить, какие правовые механизмы обеспечивают защиту интересов вышеупомянутой категории граждан России.

Если эти механизмы неэффективны — их необходимо усовершенствовать.