26.6.20

Прекратить пытки в Центральной Азии: не только на бумаге, но и на практике

26 ИЮНЯ - Международный день поддержки жертв пыток
29 мая 2020 года, когда 44-летний бизнесмен и отец троих детей Алиджон Абдукаримов был доставлен в Отдел внутренних дел №4 г. Андижана (Узбекистан), он был здоровым человеком.

Однако, ему не суждено было покинуть отделение милиции самостоятельно. Вызванный на допрос по обвинению в краже, в тот же вечер он был жестоко избит и подвергнут пыткам со стороны нескольких сотрудников милиции. На следующее утро машина скорой помощи доставила его    в больницу, где через две недели 11 июня, он скончался от полученных травм. За несколько дней до его смерти сестра Алиджона Абдукаримова смогла навестить его в больнице, где она обнаружила его в коме, подключенного к аппарату искусственного дыхания. На снимках, которые она успела снять, видны синяки по всему телу, в том числе на руках, груди и ногах. Левый глаз был все еще сильно опухшим. «Это мой брат», - сказала она: «Он вышел из дома в добром здравии несколько дней назад, а теперь он лежит здесь. Посмотрите на раны на его ногах и животе. Мой брат умирает

Только 13 июня, Генеральная прокуратура Узбекистана выступила с официальным заявлением, в котором говорилось, что 30 мая Алиджон Абдукаримов был доставлен в центр неотложной медицинской помощи и что трое сотрудников Андижанского управления внутренних дел были задержаны по обвинению в превышении служебных полномочий, незаконном задержании и пытках. Однако, несмотря на уверения узбекских властей о том, что расследование находиться под их контролем, в дому самой жертвы постоянно находятся сотрудники прокуратуры, что в свою очередь препятствует общению членов его семьи с правозащитниками, блогерами или журналистами.

Пытки и жестокое обращение являются одной из старейших «эпидемий общества» и по-прежнему вызывают серьезную озабоченность во всех пяти центральноазиатских странах. Сотни лиц по-прежнему обвиняются и осуждаются на основе признаний, полученных под принуждением; в  то время как многочисленные жертвы пыток и их родственники, опасаясь потенциальных преследований, не обращаются с жалобами и отказываются от всякой надежды добиться правосудия через систему уголовного правосудия. Зачастую родственники говорят об этом лишь в том случае, если человек умирает в результате пыток, как в случае с Алиджоном Абдукаримовым.

Жертвами пыток могут быть как мужчины, так и  женщины,  включая  детей  и  престарелых.  Дело «Наргис».  было  задокументировано  коалицией  гражданского  общества  против  пыток в Таджикистане. В начале августа 2019 года 25-летняя Наргис была задержана сотрудниками милиции в Вахшском районе по обвинению в краже в доме ее тети. По сообщениям, во время допроса сотрудники милиции избивали Наргиз ногами, кулаками и швыряли об стену до тех пор, пока она не потеряла сознание. Когда она пришла в сознание, один из сотрудников милиции сделал ей укол в ягодицы, а другой изнасиловал ее. Сотрудники милиции обещали освободить ее, если она признает свою вину. От безысходности и сильной боли, Наргис пришлось «признаться» в преступлении и подписать несколько документов, даже не прочитав их, после чего ей было разрешено покинуть участок. На следующий день, центр судебно-медицинской экспертизы зарегистрировал телесные повреждения Наргис, при этом констатируя что они «не оказывают вредного воздействия на [ее] здоровье». В связи с обвинениями в изнасиловании не проводилось никакого медицинского освидетельствования или лечения. До настоящего времени никто из виновных не был привлечен к ответственности.

В 2019 году коалициями НПО против пыток в Центральной Азии было зарегистрировано 205 новых случаев, связанных с утверждениями о пытках и других формах жестокого обращения  в Казахстане, и 52 новых случая в Таджикистане. Коалиция НПО против пыток в Кыргызстане зарегистрировала 27 случаев пыток и жестокого обращения. В Узбекистане и Туркменистане из-за закрытого характера режимов активисты не смогли собрать достоверные статистические данные по всей стране. В июне 2020 года Омбудсмен Узбекистана Улугбек Мухаммадиев сообщил, что в 2019 году было зарегистрировано 138 случаев пыток.

Сегодня, 26 июня, отмечается Международный день Организации Объединенных Наций (ООН) в поддержку жертв  пыток.  В  этот  день  Коалиции  против  пыток  в  Казахстане,  Кыргызстане  и Таджикистане, Ассоциация за права человека в Центральной Азии (AHRCA, Узбекистан, базирующаяся в изгнании во Франции), Туркменская инициатива в области прав человека (TIHR, Туркменистан, базирующаяся в изгнании в Австрии) Хельсинкский фонд по правам человека (Польша) и Международное партнерство по правам человека (МППЧ) призывают правительства стран Центральной Азии значительной степени активировать свои усилия по искоренению пыток не только на бумаге, но и на практике!

На протяжении уже многих лет местные и международные правозащитные группы регулярно привлекают внимание к проблеме пыток, и смогли добиться значительных результатов. Группы гражданского общества оказывали поддержку сотням жертв в их борьбе за справедливость, разрабатывали политические рекомендации, пытались наладить диалог с национальными законодательными органами и выступали за перемены на международном уровне. В значительной степени благодаря этим усилиям несколько десятков жертв добились справедливости, а виновные понесли наказание; в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане были созданы прецеденты, когда жертвы пыток или семьи погибших жертв получили определенную компенсацию за моральный ущерб. Например, в декабре 2019 года в Кыргызстане окружной суд Бишкека обязал государство выплатить один миллион сомов/12 917 евро в качестве морального ущерба 25-летней жертве пыток Анарбеку Улуу Есенбеку. В Казахстане в связи с запретами, предусмотренными в рамках борьбы с пандемией COVID-19, на посещение мест содержания под стражей, Коалиция против пыток совместно с Омбудсменом организовала онлайн мониторинг. Кроме того, Коалиции удалось обеспечить доступ заключенных к горячей линии Союза кризисных центров.

Однако организации гражданского общества не всегда могут добиться взаимодействия с властями: во многих странах Центральной Азии пространство для гражданского общества постоянно ссужается, в то время как деятельность правозащитников сопряжена с большим риском. Например, в апреле 2019 года неизвестные лица подожгли офис НПО «Спектер», члена Коалиции против пыток в Кыргызстане, а месяц спустя девять человек предприняли агрессивные попытки разогнать совещание Коалиции, обвиняя правозащитников в сотрудничестве с западными странами в целях дестабилизации Кыргызстана.

Необходимо отметить, что был достигнут прогресс в укреплении законодательства по борьбе  с пытками, особенно в Кыргызстане и Таджикистане. Таджикистан принял Национальный план действий по выполнению рекомендаций Комитета ООН против пыток, Программу судебной реформы и Инструкции по прокурорскому надзору за законностью предупреждения, выявления и расследования пыток. Кроме того, в январе 2020 года вступили в силу поправки к Уголовному кодексу, предусматривающие более строгие наказания за пытки. В Кыргызстане принят План действий в области прав человека, предусматривающий интеграцию Стамбульского протокола в работу врачей, проводящих обследования жертв пыток.

Тем не менее, пытки продолжаются. Правительства стран Центральной Азии по-прежнему не признают, что неспособность искоренить пытки наносит непоправимый ущерб общественному доверию. Судебная власть во всех пяти странах не является независимой, и как в законодательстве, так и на практике позиция обвиняемого, по сравнению с позицией обвинения, заведомо слаба. Сотрудники правоохранительных органов и тюрем зачастую препятствуют адвокатам встречаться со своими подзащитными и проводить конфиденциальные беседы. Жертвы пыток, адвокаты, врачи и правозащитники рискуют подвергнуться репрессиям со стороны правоохранительных органов, когда они заявляют о применении пыток. Ни одна из стран не создала независимых механизмов для расследования утверждений о пытках. Конфликты интересов препятствуют проведению эффективных и своевременных расследований (т.е. расследований, проводимых Кыргызским государственным комитетом национальной безопасности или государственными прокурорами и сотрудниками министерства внутренних дел других стран Центральной Азии) и приводит к закрытию многих дел, часто несмотря на явные доказательства жестокого обращения.Расследования часто носят тайный характер, что не позволяет жертвам пыток и их адвокатам эффективно защищать свои права.Даже в тех случаях, когда дела передаются в суд, отсутствие прозрачности и закрытые судебные процессы в военных судах– как это имеет место в Узбекистане – приводят к безнаказанности лиц, виновных в применении пыток.Сотрудники правоохранительных органов зачастую не имеют необходимой подготовки и навыков для профессионального расследования преступлений, прибегая к пыткам и жестокому обращению для получения признаний и фальсификации доказательств.

Для того чтобы положить конец пыткам и жестокому обращению, власти всех стран Центральной Азии должны публично заявить о своей приверженности политике абсолютной нетерпимости   к пыткам. Они должны публиковать всеобъемлющие статистические данные о делах и расследованиях, предоставлять независимым наблюдателям полный доступ к местам содержания под стражей, налаживать подлинное сотрудничество с механизмами Организации Объединенных Наций по борьбе с пытками и открыто решать укоренившиеся системные проблемы. Настало время положить конец пыткам. Правительства должны действовать безотлагательно и принять конкретные меры. Иными словами, они должны перейти от планов действий к действиям по искоренению пыток не только на бумаге, но и на практике!

Для получения дополнительной информации о проблемах, рекомендациях и отдельных делах жертв пыток в Центральной Азии см. следующие документы:


ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ:
ТАДЖИКИСТАН: 
  • Пытки, жестокое обращение, смертная казнь и сокращение пространства для НПО, совместное представление НПО в Комитет ООН по правам человека в преддверии рассмотрения третьего периодического доклада Таджикистана на 126-й сессии в июле 2019 года (https://www.iphron- line.org/wp-content/uploads/2019/06/Tajikistan-torture-submission-1.pdf).
УЗБЕКИСТАН:
  • Совместное представление НПО Комитету ООН по правам человека, 20 февраля 2020 года (https://www.iphronline.org/uzbekistan-joint-ngo-submission-to-the-un-human-rights-committee.html), Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» и Международное партнерство в области прав человека.





12.6.20

Кыргызстан: Власти должны снять обвинения с правозащитника

правозащитник Камиль Рузиев
В Кыргызстане правозащитнику Камилю Рузиеву предъявлены обвинения в подлоге, которые, судя по всему, сфабрикованы в качестве наказания за его правозащитную деятельность, в частности за его попытки привлечь к ответственности должностных лиц службы безопасности, причастных к пыткам и угрозам в отношении него.

«Власти Кыргызстана должны немедленно снять обвинения с Рузиева, обеспечить ему защиту от преследования и расследовать жалобы, поданные им о нарушениях прав человека», - заявили сегодня представители правозащитных организаций Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA), Защитники гражданских прав (CRD), Международное партнерство по правам человека, Норвежский Хельсинкский комитет (NHC) и Школа права (SL).

57-летний Камиль Рузиев возглавляет общественный фонд «Вентус» и известен защитой прав жертв пыток, домашнего насилия и дискриминации по национальному признаку. Он неоднократно подавал жалобы на сотрудников службы безопасности и правоохранительных органов в рамках дел, связанных с обвинениями в пытках и других нарушениях прав человека.

Недавно Рузиев также пытался добиться привлечения к ответственности высокопоставленного сотрудника правоохранительных органов, который обвиняется в нескольких случаях применения пыток, жестокого обращения и других унижающих человеческое достоинство видов обращения. Обвиняемый в пытках сотрудник в ответ угрожал расправой. В прошлом году, 10 и 12 июня, а затем 4 ноября, он, угрожал убить Рузиева, направляя огнестрельное оружие ему в голову, чтобы тот прекратил добиваться его привлечения к ответственности за нарушения прав человека.

После угроз убийством Рузиев подал жалобу в Государственный комитет национальной безопасности Кыргызской Республики (ГКНБ КР). Но из-за бездействия в отношении его жалобы, Рузиеву пришлось подать в суд иск уже против ГКНБ КР в феврале 2020 года. В ответ 11 марта комитет госбезопасности возбудил против Рузиева уголовное дело «о подлоге».

29 мая сотрудники ГКНБ КР задержали Рузиева в городе Каракол на востоке Кыргызстана. После задержания Рузиев был проинформирован о том, что в отношении него проводится расследование в рамках статьи 359, части 2 Уголовного кодекса Кыргызской Республики («Подлог»), предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет.

В подтверждение этих обвинений пресс-служба ГГКНБ КР опубликовала видеоматериалы, в которых три человека, чьи интересы Рузиев ранее представлял или помогал им, обвиняли его в мошенничестве. Между тем, выступающие с сегодняшним заявлением правозащитные группы получили информацию, указывающую на то, что этих людей принудили выдвинуть против Рузиева публичные обвинения.

31 мая 2020 года Каракольский городской суд поддержал обвинения, выдвинутые спецслужбами против правозащитника, и он был переведен под домашний арест в ожидании суда по его делу.

Следует отметить, что в течение двух дней, проведенных Рузиевым в изоляторе временного содержания в Иссык-Кульской области, следователи подвергли его жестокому давлению, включая угрозы и запугивание, в попытке заставить его дать показания против себя. Рузиев сообщил Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», что власти, также, нарушили его право на доступ к адвокату и что ему было отказано в доступе к необходимым лекарствам, прописанным докторами. После перевода под домашний арест Рузиев был госпитализирован из-за стресса, уже имеющихся проблем со здоровьем и голодовки, которую он объявил в день своего задержания. 8 июня трое сотрудников ГКНБ вошли в больничную палату, где находился Рузиев, и пытались его допросить без присутствия адвоката.
«Обстоятельства этого дела приводят нас к выводу, что уголовные обвинения против Рузиева направлены на то, чтобы наказать его за его правозащитную деятельность и борьбу против пыток. Мы призываем власти Кыргызстана немедленно освободить его и снять обвинения. Дело Рузиева ясно показывает, насколько уязвим правозащитник в Кыргызстане и как легко ГКНБ, нарушая конституционные принципы, координирует нападения на критиков режима», - сказала Лейла Назгуль Сейитбек, представитель Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» по Кыргызстану.
Преследование Рузиева показывает методы властей Кыргызстана, применяемые при атаках на журналистов и правозащитников, добивающихся справедливости и проливающих свет на нарушения прав человека. Это является частью тревожной тенденции в Кыргызстане и в других странах, где правозащитники сталкиваются со все большими рисками и угрозами при выполнении своей работы.

Признавая усиливающееся давление на правозащитников во всем мире, прошлой осенью Комитет ООН по правам человека принял в результате консенсуса резолюцию об усилении защиты правозащитников, настоятельно призвав государства «проводить оперативные, эффективные, независимые и ответственные расследования в отношении жалоб и обвинений об угрозах или нарушениях прав человека, совершаемых в отношении правозащитников».
Гуннар Экелеве-Слыдал, действующий Генеральный секретарь и глава политического отдела Норвежского Хельсинкского комитета выразил следующее мнение: «Вместо того, чтобы организовывать ответные атаки против нашего коллеги за его попытки добиться справедливости, власти Кыргызстана должны гарантировать его безопасность и начать заслуживающее доверия быстрое расследование его сообщений о запугивании и других нарушениях прав человека, совершаемых спецслужбами и правоохранительными органами».
Правозащитные группы, выступающие с данным заявлением, также обеспокоены тем, что ГКНБ ведет расследование по делу Рузиева. Учитывая жалобы, поданные правозащитником против ГКНБ, существуют серьезные сомнения в беспристрастности спецслужб при проведении расследования. Кроме того, согласно части 1 статьи 153 Уголовно-Процессуального Кодекса Кыргызстана, расследование дел о подлоге подпадает под юрисдикцию Министерства внутренних дел, а не под юрисдикцию спецслужб.


22.5.20

Упущенная возможность: возвращение Францией незаконно приобретенных активов Гульнары Каримовой:


НПО «Трансперенси интернэшнл Франция» (TI-F), Шерпа, Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA), Международное партнерство по правам человека (IPHR), Международная инициатива против государственных преступлений (ISCI) и Узбекский Форум по правам человека (UFHR), Гражданский форум по возврату активов (CIFAR) крайне обеспокоены непрозрачностью французско-узбекских переговоров по возвращению незаконных активов Гульнары Каримовой в Узбекистан. Кроме того, вызывает озабоченность ход французской процедуры контроля за возвращением активов в Узбекистан и отсутствие транспарентности передачи и мониторинга возвращенных в Узбекистан средств.

В четверг, 14 мая 2020 года, власти Узбекистана объявили о получении от Франции 10 миллионов долларов США от реализации «незаконно приобретенных» активов Гульнары Каримовой - дочери бывшего президента Узбекистана. Объявление стало результатом решения французского суда от 9 июля 2019 года, постановившего конфисковать имущество, приобретенное Каримовой на средства, полученные от коррупции. Суд вынес решение о возврате средств в качестве компенсации Республике Узбекистан, на основании гражданского иска этого государства. Гульнара Каримова в настоящее время находится в заключении по обвинению в получении взяток от трех коммуникационных компаний в размере примерно 1 миллиард долларов США, и следствие пока еще не завершилось.

Первый возврат активов, переданных Францией в пользу пострадавшей страны – жертвы коррупции, мог бы стать возможностью создания транспарентного и подотчетного механизма возвращенных в Узбекистан активов, которые в конечном счете принесли бы пользу узбекскому народу. Этого, к сожалению, не произошло.

Вопрос о конфискации трех объектов недвижимости Гульнары Каримовой во Франции был решен в рамках французской уголовной процедуры предварительного признания вины (la comparution avec reconnaissance préalable de culpabilité (CRPC), - французского эквивалента "заявления о признании вины". Судебное разбирательство в открытом суде было заменено закрытыми переговорами между французскими судебными органами, законным представителем трех гражданских риэлторских компаний, которые приобрели недвижимость от имени Гульнары Каримовой, и узбекским государством. Таким образом, ускоренный возврат активов Гульнары Каримовой был достигнут в ущерб транспарентности и подотчетности. Вместе с тем, НПО «Шерпа», являвшаяся гражданской стороной по делу Каримовой с 2014 года, не смогла присутствовать на слушаниях по утверждению процедуры признания вины, так как ей было временно отказано в продлении юридической аккредитации, что является необходимым условием для антикоррупционных субъектов перед подачей гражданского иска по делам о коррупции.

Марк-Андре Феффер, президент TI-F, заявляет, что «отсутствие прозрачности в данном процессе является разрушительным и парадоксальным. Оно наносит ущерб, поскольку в настоящее время нет никакой гарантии, что эти деньги действительно будут использованы в интересах разграбленного народа. Парадоксально то, что при этом «Трансперенси интернэшнл» в настоящее время продвигает во французском правительстве инициативу по созданию ответственной процедуры возврата собственности, полученной незаконном путем. Такая система должна быть прозрачной, подотчетной, с участием французских и местных независимых НПО, чтобы гарантировать, что возвращенные средства будут направлены на проекты, которые принесут пользу народу». 

Этот случай отличается от недавней инициативы Франции в вопросе возврата активов и является упущенной возможностью для французских властей подать пример в борьбе с глобальной коррупцией и отмыванием денег.

Дела об «активах, полученных незаконным путем», продемонстрировали важность роли НПО, особенно в качестве инициаторов судебных разбирательств, таких как возбуждение гражданских исков по случаям, когда французская прокуратура бездействовала; и что также гарантирует транспарентность и беспрепятственное проведение судебного разбирательства. «При рассмотрении вопроса о возврате активов, роль НПО и независимого гражданского общества также имеет важное значение в странах, которые не всегда предоставляют гарантии образцового поведения», - подчеркивает Франсилин Лепани, президент НПО «Шерпа».

Несмотря на недавнюю смену власти, Узбекистан остается на 153-м месте из 180 стран в индексе восприятия коррупции «Трансперенси интернэшнл». Поэтому узбекские и французские организации гражданского общества настаивают на важности гарантий прозрачности, подотчетности и добросовестности в возвращении средств - во избежание их повторного использованиях в коррупционных схемах.

На сегодняшний день очевидно отсутствие даже минимальных гарантий целевого использования возвращенных в Узбекистан средств. При этом переговоры по процедуре предварительного признания вины (CRPC) в 2019 году касались лишь нескольких десятков миллионов евро, что составляет незначительную часть из примерно 1,3 миллиарда долларов США, которые незаконно выведены и инвестированы Гульнарой Каримовой за рубежом. Несмотря на размер похищенных сумм и признаки причастности к коррупционным схемам высокопоставленных узбекских чиновников, Франция не предоставила никакой информации о процессе возврата активов, а узбекские власти лишь сообщили о том, что возвращенные 10 миллионов долларов США, будут «переведены в государственный бюджет Узбекистана».

По словам президента Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежды Атаевой, «из-за отсутствия прозрачности и подотчетности возникает серьезная обеспокоенность в том, что возвращенные активы могут оказаться под угрозой нецелевого использования с повторном отмыванием денег. Несмотря на предупреждения узбекских и международных неправительственных организаций, ведущих исследователей, выразивших обеспокоенность отсутствием реальных государственных реформ в Узбекистане, такой подход в возвращении коррумпированных активов авторитарным режимам может создать опасный прецедент не только для Франции, но и для других соседних европейских стран. И это скажется на процессе возврата активов, особенно в тех случаях, где участвуют высокопоставленные чиновники и члены семьи президента Узбекистана».

Швейцария, которая конфисковала несколько сотен миллионов швейцарских франков у компаньонов Гульнары Каримовой, предоставила какую-то минимальную прозрачность в виде пресс-релиза, объявив о возвращении конфискованных средств. Нынешний же французский ответ создает тревожный прецедент.






12.5.20

Вопросы к ЕБРР о финансировании сети супермаркетов «KORZINKA.UZ» в Узбекистане


12 мая 2020 года Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» направила письмо Господину Сума Чакрабарти - Президенту ЕБРР и в департамент EBRD - Civil Society следующего содержания:

Обращаемся к Вам с просьбой разъяснить политику финансирования ЕБРР сети супермаркетов «KORZINKA.UZ» в Узбекистане. 


«Европейский банк реконструкции и развития (далее ЕБРР) инвестирует до $40 млн в сеть супермаркетов KORZINKA.UZ, сообщили сайту «SPOT.UZ» в компании.
— Это будут прямые инвестиции в акционерный капитал ИП ООО «Anglesey Food», оператора сети супермаркетов KORZINKA.UZ в Узбекистане.
— Инвестиции пойдут на поддержку программы расширения сети с текущих 50 до 140 супермаркетов к 2025 году, а также улучшение операционной эффективности и стандартов корпоративного управления в соответствии с международными стандартами.
— Ожидается, что помимо расширения сети и улучшения операционных и финансовых показателей компании, проект окажет положительное воздействие на окружающую среду, повысит социальные стандарты, улучшит принятые в компании политики и практики в области здоровья и охраны труда.
Сеть супермаркетов «KORZINKA.UZ» прошла все необходимые процедуры, аудиты МСФО, экологическую и социальную экспертизу (ESDD) которая подтвердила соответствие компании требованиям системы менеджмента воздействия на окружающую среду, здоровье, безопасность (EHSS) соответствуя высоким стандартам ЕБРР и национального законодательства».

6 марта 2020 года на узбекском сайте «SPOT.UZ» появилась информация следующего содержания:

«В начале февраля сингапурская Anglesey Investments PTE. LTD (владеет ИП Anglesey Food LLC, которое управляет магазинами под брендами korzinka.uz) и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) заключили соглашение, согласно которому банк инвестирует до $40 млн, покупая миноритарный пакет акций компании.

— Стороны не раскрывают размер приобретенного пакета акций. Глава представительства ЕБРР в Узбекистане Алкис Дракинос в ходе брифинга в четверг сообщил журналистам, что банк будет следить за тем, чтобы его доля в компании не превышала 25%».

В торговом реестре Сингапура указано, что компания Anglesey Investments PTE. LTD зарегистрирована 23 декабря 2019 года. По юридическому адресу данной компании в Сингапуре зарегистрировано еще десять компаний, как следует из реестра.  

8 мая 2020 года на странице Facebook Иман Каримовой – дочери Гульнары Каримовой, которая является дочерью бывшего президента Узбекистана Ислама Каримова, появилась публикация о том, что ее мать (Гульнара Каримова) передала часть активов, ранее принадлежащих ей, в пользу государства Узбекистан. Как выясняется, эти активы переданы не государству, а частным лицам. Сама Гульнара Каримова в настоящее время отбывает наказание в местах лишения свободы уже по третьему приговору за экономические преступления. В числе этих активов называются акции KORZINKA.UZ, под которыми, как подразумевается из вышеизложенного, сеть супермаркетов, оператором и владельцем которой является ИП ООО «Anglesey Food». 

В связи с вышеизложенным возникают следующие вопросы:

1) Почему представители ЕБРР не называют имена фактических владельцев (конечных бенефициаров) капитала компании, в которую они намерены внести инвестиции?

2) Информация о намерении ЕБРР проинвестировать в развитие сети KORZINKA.UZ, принадлежащей ИП ООО «Anglesey Food» появилась в ноябре 2019 года. А в декабре 2019 года была зарегистрирована сингапурская компания, которой были переданы активы ИП ООО «Anglesey Food», как следует из вышеприведенной информации. Какая компания и в какой юрисдикции была владельцем капитала ООО ИП «Anglesey Food» ранее? Означает ли это, что ранее в числе владельцев капитала ИП ООО «Anglesey Food» была компания, находящаяся под контролем Гульнары Каримовой? Верно ли предположение что ЕБРР фактически выкупает долю Гульнары Каримовой в бизнесе «KORZINKA.UZ» через данную сделку? Мы думаем, что Вам известен ответ на данный вопрос, поскольку такие сделки проходят предварительный due-diligence.

3) Является ли приемлемой для ЕБРР практика инвестирования компаний с непрозрачными по структуре капиталами,  таких как сингапурская «Anglesey Investments PTE. LTD»?






28.4.20

Адвокат попросил министра юстиции объяснить, почему его последние инициативы не соответствуют законодательству Узбекистана

Аллан Пашковский
Узбекистан: позиция адвоката Аллана Пашковского: 

В связи с двумя последними инициативами Министерства юстиции РУз – о намерении оказывать гражданам бесплатные юридические консультации (вместо адвокатов), а также о введении штрафов за ведение делопроизводства на русском языке, одном из широко распространенных языков страны, адвокат Аллан Пашковский обратился с открытым письмом к министру юстиции Республики Узбекистан Русланбеку Давлетову, в котором попросил его ответить на ряд вопросов относительно этих нововведений. В связи с особой актуальностью обеих тем предлагаем его вашему вниманию. 

«На сегодняшний день возглавляемым Вами министерством осуществляется широкая работа по информационному обеспечению населения страны правовой информацией, сопровождению и правовой пропаганде на различных информационных ресурсах в условиях продолжающейся пандемии в нашей стране и в мире. Это приятно, хорошо и действительное СПАСИБО вам за это от меня, как одного из граждан нашей страны! Но.
Позвольте заметить, что, в частности, на одном из каналов Вашей программы в мессенджере «Телеграм» под наименованием «Правовая [информация]» 25 апреля 2020 года Вами была размещена информация, в которой говорится о «наиболее приемлемых методах получения бесплатной правовой консультации в условиях карантина». Хорошо, но много неразрешенных и юридически не обоснованных вопросов, а именно:
1. В случаях, если гражданин, получивший одним из [указанных] способов правовую консультацию, с учетом указанного выше, строго следуя ей и ввиду следования ей, получит материальный ущерб или моральный вред (с однозначным наличием причинно-следственной связи между консультацией и ее последствиями), то кто, в каком порядке и объеме понесет материальную и иную ответственность? И самое главное, каким НПА (нормативно-правовым актом – ред.) четко регламентирована ответственность таких консультантов?
2. Как Вам, ввиду Вашего образования, наверное, известно, юридическая помощь населению не ограничивается лишь бесплатным/платным консультированием устно/письменно/онлайн и субъектами оказания юридической помощи, согласно статьи 116 Конституции нашей страны является адвокатура (ст. 116: «Право на профессиональную юридическую помощь гарантируется на любой стадии следствия и судопроизводства. Для оказания юридической помощи гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям действует адвокатура. Организация и порядок деятельности адвокатуры определяются законом» – прим. ред.), которая в отличие от процессов консультирования вправе и согласно соответствующему закону несет социальную обязанность по принятым на себя обязательствам по защите прав и законных интересов всех субъектов правоотношений, в том числе в судебно-следственной деятельности, производствам по административным делам и юридическому сопровождению деятельности юридических лиц. Граждане в судебно-следственной деятельности, а особенно в производстве по административным делам на сегодняшний день лишены своего конституционного права на защиту (права и свободы выбора защитника в том числе), а юридические лица, ввиду ограниченности адвокатов в осуществлении своих законных полномочий не могут в ряде случаев очно оказывать им квалифицированную юридическую помощь, согласно принятым на себя договорным обязательствам (всё больше субъектов хозяйственной деятельности возвращаются к своей деятельности).
Вопросы: почему и в связи с чем не соблюдается право граждан и юридических лиц на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой специальными субъектами, согласно статье 116 Конституции Республики Узбекистан? Или консультанты бесплатно дистанционно консультируют граждан, привлекаемых к административной ответственности? Или в производстве по уголовным делам (которое хоть и ограниченно, но ведется) как-то соблюдены возможности адвокатов на осуществление деятельности (транспортные и организационные факторы)? Или Вы скажете, что юридическая помощь оказывается адвокатами по назначению (в административном производстве такого механизма НЕТ), если да, то кто и каким образом организовал такую дискриминацию? Почему [происходит] такое игнорирование адвокатского сообщества страны и каждого конкретного адвоката? Глава государства в курсе, что Ваше ведомство, не во всех случаях и не всегда обоснованно организует юридическую помощь, выпячивая себя и задвигая адвокатуру страны в… (не буду выражаться)? (…) Каково качество юридической помощи, оказываемой консультантами? Какими критериями это качество оценивается (этический, дисциплинарный и иной корпоративный контроль)?
«Убить адвокатуру» хотите, правильно понимать так? «Бесплатная» юридическая помощь, говорите? (…) Минюст полностью может заменить адвокатуру в стране – потянет? Государственную адвокатуру создадите? (…)
3. В части того, что предложено возглавляемым Вами министерством («Ўзбекистон Республикасининг Маъмурий жавобгарлик тўғрисидаги кодексининг 42-моддасига қушимча киритиш тўғрисида». Выложено на СОВАЗ с ID-17095) хотелось бы спросить у Вас следующее. Непосредственный исполнитель (разработчик) данного предложения в Вашем ведомстве знает ли вообще о существовании множества общепризнанных международных норм, в которых в числе прочего указывается о недопущении дискриминации граждан, Преамбулу, статьи 4, 8, 18 и другие Конституции Республики Узбекистан, статью 156 Уголовного Кодекса Узбекистана? А ничего, что мы многонациональное государство?
4. Думаю, никто не возражает что государственный язык – узбекский, и это закон – но вводить штрафы за это (за ведение делопроизводства не на узбекском – ред.), господин министр, это уже перебор, простите за прямоту! Государственный язык таковым признан. Это бесспорное право каждой страны, но вводить санкции за его неиспользование – это открытая дискриминация. Рекомендовать его широкое использование, ввести поощрительный механизм его использования. Или Вы, выступая перед парламентом страны и говоря о «правовой гильотине» делаете наоборот? Вы готовы нести ответственность перед обществом за последствия таких предложений, формируемых Вашими подчиненными? Вы возложили на свое ведомство огромный груз «гипер-юридического единого органа». Потянете?
И, кстати, если поискать (хорошо отложилось в памяти), то в СМИ, на различных веб-сайтах, на официальных мероприятиях Вы и Ваши заместители чуть ли не через каждые три слова как мантру твердите: «Мы друзья адвокатуры страны», «Мы поддерживаем и всячески помогаем адвокатам страны». Хочу ответить на это сейчас, т. к. ответ, думаю, будет как никогда актуален – мы видим Вашу «дружбу и поддержку»! Прямо-таки физически ощущаем! (Иронично.) (…)».




30.3.20

и напоследок я скажу...


🇺🇿 #некролог 
Скончался от сердечного приступа #РавшанЮлдашев - бывший начальник следственного управления внутренних дел МВД Узбекистана. Он под руководством экс-министра МВД Закиржона Алматова занимался фабрикаций уголовных дел, подстрекал к пыткам. Один раз с ним встречалась в 2000 году, он ворвался в кабинет прокурора и в присутствии адвоката стал хамить и угрожать. Несколько недель назад, практически через 20 лет, я увидела его подпись на документах, на основании которых подверглись репрессиям совершенно невиновные люди.

Жаль, что он умер и тем самым избежал заслуженного наказания, за совершенные им преступления, за сломанные жизни и судьбы.
*  *  *
Надеюсь, #ЗакиржонАлматов ответит за обоих!

«О мёртвых либо хорошо, либо ничего, кроме правды», — изречение древнегреческого политика и поэта Хилона из Спарты (VI в. до н. э.)

24.3.20

Узбекистан: лохмач Назим Бухарский в ожидании помилования президента Шавката Мирзиеева?

Назим Джумаев
На адрес Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» поступило два коротких видео, где позирует небезызвестный «Палач №1» Назим ДЖУМАЕВ (в преступном мире его называют Назим Бухарский, а среди заключенных — палач №1). Ранее мы писали о нем.

Назим Джумаев якобы содержится в колонии 64/46 строгого режима, он отбывает наказание с декабря 2014 года. Как сообщают, он приговорен к 20-ти годам лишения свободы, но подробности по его делу тщательно скрываются. И вдруг три месяца назад стало известно, что его брат просит правозащитников написать письма в поддержку Назима Джумаева. И действительно по гуманитарным основаниям в Узбекистане можно просить помилование у президента Узбекистана Шавката Мирзиеева, а у Джумаева якобы сахарный диабет и он очень болеет.

Как видно на видео Назим Джумаев, которого брат представляет больным, - с накачанной мускулатурой, он усиленно поддерживает бойцовскую форму в светлом тренажерном зале без решеток. Он содержится в условиях исключительно повышенного комфорта. Почему администрация колонии, где он содержится, столь благосклонна к этому садисту?

По свидетельствам наших заявителей, на руках Назима Джумаева кровь не одного человека. Он беспощадно расправлялся с заключенными, которых ему заказывали сотрудники Главного управления исполнения наказания (ГУИН) и братья Шарифходжаевы – высокопоставленные офицеры из команды Рустама Иноятова – бывшего председателя Службы национальной безопасности Узбекистана (с февраля 2018 года преобразована в Службу государственной безопасности). В настоящее время братья Шарифходжаевы отбывают наказание по приговору, вынесенному в закрытом суде. 

Теперь Назим Джумаев оттачивает свои удары на каучуковой кукле под русский шансон, записывая все это на видео. Удар в челюсть справа, удар в челюсть слева. Пара ударов в грудь. И посильнее по почкам, по почкам!..  


Ситуация человека, причастного к практике пыток заслуживает внимание общественности и международных экспертов. Эти видео будут направлены не только директору Национального центра по правам человека Узбекистана Акмалю Саидову, но и спецдокладчику Комитета ООН против пыток. На сайте ООН размещена видеозапись выступления Акмаля Саидова, где он с пеной у рта доказывал в ноябре 2019 года на сессии Комитета ООН против пыток и в марте на сессии Комитета ООН по правам человека о том, что осужденные за пытки имеют равные права на помилование и амнистию для заключенных, так как все перед законом равны.

Нет! Не имеют такие преступники как Назим Джумаев права на помилование, Акмаль Холматович.

Пытки – это преступления, которые не имеют срока давности.  Практика Ассоциации "Права человека в Центральной Азии" и опыт общения с жертвами пыток убеждает в том, что нанесенный здоровью и психике ущерб - на всю оставшуюся жизнь. 

Пока известен единственный случай, когда причастных к пыткам лиц в Узбекистане лишили свободы, и среди осужденных есть сотрудники СНБ и лохмачи. Это дело о пытках над братьями Ибодовыми – бухарскими предпринимателями, одного из которых запытали до смерти. Однако преступления еще 22 лохмачей и 80 сотрудников правоохранительных органов, которых наша организация выявила в результате опроса жертв пыток, остаются пока без внимания. Назим Джумаев – это один их злостных палачей. Мне не понятно, почему власти скрывают от общественности его преступную деятельность и так заботятся не только о его здоровье, но и его душевном состоянии. За какие такие заслуги, Шавкат Миромонович?

И пока Назим-палач чувствует себя таким уверенным, риторика Акмаля Саидова о правовых реформах просто ничтожна, а объявленные реформы президента Мирзиеева - обыкновенная ложь.

Назим Джумаев должен понести адекватное наказание за причастность к практике пыток и выплатить компенсацию всем своим жертвам.







29.2.20

Узбекистан: снова самоубийство заключенного - в колонии КИН-2

Необходимо немедленно провести независимое расследование причин смерти заключенного Хажиакбара Ишанходжаева и виновных привлечь к ответственности.

Sergey Ignatyev
В начале января 2020 года в пенитенциарном учреждении КИН-2 (64/49), расположенном в поселке Шайх Али города Карши в Кашкадарьинской области скончался заключенный Хожиакбар  Шухратович ИШАНХОДЖАЕВ (1993 г.р.).

Причина смерти – множественные ожоги тела. Сначала Ишанходжаева пытались спасти в городской больнице города Карши, затем его доставили поездом в больницу для заключенных – в «сангород», где он и скончался в мучениях.

Как стало известно, 30 декабря 2019 года Хожиакбар Ишанходжаев находился в бараке, где выполнял обязанности так называемого «каптерщика», то есть ответственного за хозяйственную деятельность.  Когда все остальные заключенные были на завтраке, он облился растворителем и поджег себя.

На такой отчаянный шаг его толкнула длительная травля и дискриминация со стороны заместителя начальника колонии Акмала Очилова, о чем Ишанходжаев неоднократно сообщал родным - Очилов занимался вымогательством и постоянно издевался над ним, унижая его человеческое достоинство.

Накануне начальник вызвал Ишанходжаева к себе в кабинет и приказал отдать два телефонных аппарата, сданных заключенными на хранение перед рабочей сменой.  За невыполнение приказа Очилов пригрозил поместить Ишанходжаева в специально отведенное место в бараке для «обиженных» – так называют осужденных по статье 120 («Мужеложство») и тех, кто подвергся актам сексуального надругательства, что, вероятно, и стало последним шагом заключенного к самосожжению.

Ведомственные чиновники не заинтересованы в огласке смерти Ишанходжаева, особенно накануне 128 сессии Комитета ООН по правам человека, где будет рассматриваться отчет правительства Узбекистана о выполнении условий Международного пакта о гражданских и политических правах.

Подробности реальных причин, по которым Хожиакбар Ишанходжаев был лишен свободы, нам еще предстоит узнать.  Пока нам известно лишь то, что 28 мая 2015 года Хожиакбар Ишанходжаев был приговорен к 16 годам лишения свободы по статье 119 часть 4 («Насильственное удовлетворение половой потребности в противоестественной форме») Уголовного кодекса Узбекистана. И также известно от заключенных колонии, где скончался Ишанходжаев, что он был лишен свободы по обвинению, вынесенному на основании ложного доноса бывшей сожительницы - в отместку за несостоявшиеся планы женитьбы.

Расследования по случаям смерти заключенных почти всегда проводятся формально.  Отсутствие условий для транспарентного мониторинга по соблюдению условий содержания заключенных и оперативных правовых механизмов защиты от пыток приводит к суицидам, а виновные в этом остаются безнаказанными.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» - AHRCA выражает обеспокоенность продолжающейся в Узбекистане практикой пыток и жестокого обращения с заключенными.  




20.1.20

Соболезнования


Коллектив Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» приносит соболезнования нашей коллеге Лейле Назгуль Сeйитбек в связи с кончиной ее матери Онол Бектуровой, ушедшей из жизни 19 января 2020 года на 79-м году по болезни. 
  
Примите чувства нашего глубокого сопереживания.
     
Светлая память.