20.7.14

Узбекистан: заключенный правозащитник Чуян Маматкулов подвергается пыткам

20 ударов дубинкой по голове получил заключенный правозащитник Чуян Маматкулов и затем был помещен в изолятор, засыпанный хлорамином. Его жизнь и здоровье под угрозой. Необходимо вмешательство международного сообщества.

Состояние здоровья Чуяна Маматкулова вызывает тревогу. От ударов у него на голове появилась рана, ему была сделана операция. Уже больше месяца у Маматкулова продолжаются сильные головные боли. Ему за это время лишь дали несколько таблеток парацетамола, медицинского наблюдения за ним нет.

У Чуяна Маматкулова ранее была удалена одна из костей черепа, поэтому он имел инвалидность 2 группы. Через три недели после ареста, 25 сентября 2012 года, под давлением органов прокуратуры и следствия он был лишен инвалидности. За два года заключения Маматкулов потерял зубы и стал страдать от боли в области поясницы и ног, особенно в холодную погоду.

Внесудебные расправы совершает в своем кабинете сотрудник администрации колонии УЯ 61/29 в Навои. Его настоящее имя и звание установить не удается, себя он называет Шерали.

Чуян Маматкулов
2011 г.
Чуян МАМАТКУЛОВ (Chuyan MAMATKULOV) родился 15 января 1970 года в поселке Касан Кашкадарьинской области Узбекистана. Женат, имеет двух малолетних дочерей.

С 2004 года член Кашкадарьинского отделения Общества прав человека Узбекистана – ОПЧУ, возглавляемого Талибом Якубовым.

В 2000 году он был уволен из Вооруженных сил Узбекистана. Маматкулову вынесли четыре дисциплинарных взыскания и на их основании уволили, причем с этими взысканиями его не ознакомили. Попытки обжаловать прямое нарушение трудового кодекса не удалoсь.

В 2005 году Чуян Маматкулов первым в Узбекистане подал иск против главы государства Ислама Каримова. Он обвинил Каримова в том, что он как верховный главнокомандующий 9 октября 1996 года утвердил дисциплинарный устав вооруженных сил Узбекистана и потому прямо ответственен за нарушения прав военнослужащих. Позицию Маматкулова поддержали узбекские правозащитники и независимые журналисты. А судебные органы под разными предлогами отклоняли его обращения. В затянувшайся тяжбе Маматкулов занял принципиальную позицию.

29 августа 2012 года его арестовали.

8 февраля 2013 года года Кашкадарьинский областной суд по уголовным делам приговорил его к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Он был обвинен по статьям: 137, часть, 2 пункты «б», «в» (Похищение человека); 138, часть 1 (Насильственное незаконное лишение свободы); 159, часть 1 (Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан); 168, часть 2, пункт «в» (Мошенничество), 228, часть 2, пункт «б» (Изготовление, подделка документов, штампов, печатей, бланков, их сбыт или использование); 238, часть 3 (Лжесвидетельство); 244-1 (Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку). Отбывает наказание в колонии УЯ 64/29 в Навои.

Дело Чуяна Маматкулова требует срочного вмешательства Верховного Комиссара ООН по правам человека и других международных органов.

Необходимо незамедлительно:
— обеспечить гуманное обращение с заключенным Чуяном Маматкуловым и прекратить его пытать;
— обеспечить ему квалифицированную медицинскую помощь;
— пересмотреть его дело в независимом и беспристрастном суде.

20 апреля 2014 года Чуян Маматкулов попытался отправить очередную жалобу по своему делу — на этот раз председателю Службы национальной безопасности Рустаму Иноятову. Это обращение было принято Асрором Раджаповым, главным начальником службы безопасности Кашкадарьинской области СНБ Узбекистана. Заключенный правозащитник отрицает обвинение как заказное и описывает все препятствия, с которыми столкнулся при попытках обжаловать приговор.

Чуяна Маматкулова часто пытают и принуждают смириться с обвинением. Его избивают не только сотрудники администрации. Также есть заключенные, которые по заданию властей устраивают расправы над политическими узниками и провокации против них. Прислужников администрации в колониях называют «лохмачами».

Последнее свидание Чуяна Маматкулова с женой состоялось 19 июня 2014 года. Вместо одного дня им дали на общение лишь пять часов. По словам жены, состояние его здоровья очень плохое. Он находится в условиях, сравнимых с пытками. Подобные моральные и физические мучения особенно пагубны для такого больного человека, как Маматкулов.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» считает, что в отношении Чуяна Маматкулова нарушены:

           • Kонституция Узбекистана, а именно:
  — статья 26 – «Никто не может быть подвергнут пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему достоинство человека обращению»;
   — статья 29 – «Каждый гражданин вправе свободно выражать свое мнение»;

• Международный пакт о гражданских и политических правах, а именно:
   — статья 7 – «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающему его достоинство обращению или наказанию»;
   — статья 19 – «1. Каждый имеет право бесприпятственно придерживаться своих мнений;

           • Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы.

           • Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, а именно:
— Принцип 1 – «Все лица, подвергнутые задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности»;
— Принцип 6 – «Ни одно задержанное или находящееся в заключении лицо не должно подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания. Никакие обстоятельства не могут служить оправданием для пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания»;
— Принцип 21 – «1. Запрещается злоупотреблять положением задержанного <...>; лица с целью принуждения его к признанию, какому-либо иному изобличению самого себя или даче показаний против любого другого лица. 2. Ни одно задержанное лицо не должно подвергаться во время допроса насилию, угрозам <...>».

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA просит представителей правительств, международных и межправительственных организаций призвать правительство Узбекистана оказать Чуяну Маматкулову срочную медицинскую помощь, в том числе обеспечить доступ к услугам стоматолога. Обращение направлено:

        — Верховному Комиссару ООН по правам человека;
        — спецдокладчику ООН по вопросу пыток;
        — спецдокладчику ЕС по странам Центральной Азии;
        — спецдокладчику ЕС по правам человека;
        — правительствам демократических стран;
        — международным правозащитным организациям.





10.7.14

Испания: гражданину Таджикистана грозит экстрадиция

На 11 июля 2014 года в Испании запланировано рассмотрение запроса об экстрадиции гражданина Таджикистана Шарофиддина Гадоева в страну происхождения.

2 февраля 2014 года в г. Мадриде во время проверки документов Гадоев был задержан испанскими полицейскими. В Испании он проживает легально, в соответствии с административным порядком для лиц, обратившихся за международной защитой.

Шарофиддин ГАДОЕВ
Шарофиддин ГАДОЕВ родился 19 мая 1985 года в Фархорском районе Курган Тюбинской (ныне Хатлонской) области Таджикистана. Гражданин Таджикистана. Имеет высшее юридическое образование, специализация – международное право. Женат, имеет малолетнюю дочь.

Член неформальной оппозиционной политической организации «Группа-24».

Ранее работал генеральным директором компании «Голд Тур Транс» (Республика Таджикистан).

Шарофиддин Гадоев известен общественности как критик политического режима Таджикистана. Он неоднократно оглашал факты злоупотребления служебным положением со стороны президента Таджикистана Эмомали Рахмона и использование служебных полномочий президента членами его семьи.

Под угрозой расправы над ним и его близкими Гадоева принудили передать доходное предприятие членам семьи президента Рахмона. Из-за этого конфликта Гадоев выехал в Россию.

Группа таджикских предпринимателей под руководством Умарали Куватова, в том числе Шарофиддин Гадоев, создали в России политическую организацию «Группа 24». Гадоев информировал общественность о правовых механизмах борьбы против коррупции, существующей в высших эшелонах власти Таджикистана, с учетом обязательств Таджикистана в области защиты прав человека.

Ответ на деятельность Шарофиддина Гадоева последовал быстро. Правоохранительные органы Таджикистана объявили его в розыск за якобы совершенное им экономическое преступление. При анализе документов обвинения найдено много фактических несовпадений и нарушений правовой логики, обычных для сфабрикованных уголовных обвинений.

В Таджикистане широко распространена практика пыток, судебная власть подчинена исполнительной, а адвокаты, защищающие оппозиционеров, лишаются лицензии и даже преследуются по сфабрикованны обвинениям. Поэтому принудительное возвращение Гадоева в страну происхождения легко может обернуться для него внесудебной расправой, угрожает его здоровью и даже жизни.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает Испанию выполнять ратифицированные ею: 
  • Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, а именно статью 3 Конвенции ООН против пыток и других жестоких,бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, которая запрещает высылать людей в страны, где им грозят пытки и жестокое обращение;
  • Конвенцию ООН о статусе беженцев;
  • Международный пакта о гражданских и политических правах.
Данная информация направлена Верховному Комиссару ООН по делам беженцев и Специальному докладчику ООН по вопросам пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.




9.7.14

Кыргызстан: убийство на почве бытового национализма

В Оше убит этнический узбек, которого втянули в конфликт несколько мужчин кыргызского происхождения.

7 июля 2014 года пришло сообщение о том, что родным выдали тело мужчины со следами несовместимых с жизнью телесных повреждений. Два дня его тело находилось в морге города Оша.

Как выяснилось, имя жертвы — Махмуджан Нишанов. Ему было 38 лет. Он этнический узбек, жил в старинном районе Шахит-тепе города Оша, на улице Аблажана Мавлянова.

Правоохранительные органы уже задержали мужчину, причастного к убийству Нишанова, но, по сведениям нашего источника в Оше, это преступление совершила группа лиц.

По словам очевидцев, Махмуджан Нишанов торговал макаронами и крупами на Ошском колхозном рынке (ранее он назывался Центральным). Незадолго до смерти к нему подошли 5 человек кыргызского происхождения, на почве бытового национализма у них начался конфликт, который перерос в серьезное столкновение. Свидетели не хотят рассказывать о том, что знают. Известно лишь то, что одного участника конфликта арестовали, и он находится в СИЗО, а остальных объявили в розыск.

По наблюдениям нашей организации, этнические узбеки считают, что обращаться за защитой в правоохранительные органы бесполезно. Обычно подобные дела оборачивают против них, маскируя межэтническую причину конфликта. Узбеков запугивают, нередко против них фабрикуют обвинения.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает органы прокуратуры и следствия объективно и справедливо расследовать данное преступление. Нам достоверно известно, что огласка подобных фактов побуждает сотрудников Государственного комитета национальной безопасности Кыргызстана (ГСНБ) выявлять источники информации и блокировать их контакты с независимыми СМИ и правозащитными организациями. Но безопасность жертв межэтнического конфликта пока обеспечена плохо.



Кыргызстан: 600 жителей Оша сохранили рабочие места. Надолго ли?

Ассоциация "Права человека в Центральной Азии" выражает благодарность всем, кого не оставила равнодушными информация о закрытии 53 ошских малых предприятий, принадлежащих этническим узбекам

9 июня 2014 года наша организация выпустила пресс-релиз «Кыргызстан: дискриминация
этнических узбеков продолжается», в котором сообщила о решении Государственной инспекции по экологической и технической безопасности при Правительстве Кыргызской Республики закрыть 53 малых предприятия, принадлежащие жильцам улицы Навои в городе Оше. Это подтверждается документом, озаглавленным «Предписание» и направленным на каждое предприятие по опубликованному нами списку.

30 июня 2014 года на основе этого пресс-релиза информационное агентство «Фергана.Ру» опубликовало статью «Малые предприятия, принадлежащие узбекам, закрываются».

Но 4 июля 2014 года выпустившая «Предписание» Государственная инспекция по экологической и технической безопасности отправила редактору информационного агентства «Фергана.Ру» письмо, где утверждала, что информация о закрытии 53 малых предприятий неверна.

3 июля 2014 года в «Фергану.Ру» поступило письмо заместителя директора Государственного агентствапо делам местного самоуправления и межэтнических отношений при правительстве Кыргызстана Дилмурода Шамшидинова. Он заявил, что некоторые из перечисленных предприятий были закрыты из-за отсутствия у их владельцев разрешительных документов.

4 июля ИА «Фергана.Ру» получило письмо из Государственной инспекции по эконогической и технической безопасности при Правительстве Кыргызстана за подписью директора Т.Нурбашева. Там утверждалось, что ни одно из 53 предприятий закрыто не было, а их хозяевам предписано получить разрешительные документы.

В эти же дни сотрудники мэрии города Оша принудили многих из 53 владельцев малых предприятий под угрозой начала резни (как в 2010 году) написать объяснительную. Каждого обязали собственноручно указать свое имя и написать, что он по собственной воле закрывает предприятие в связи с началом Рамазана.

С 1 июля 2014 года на электронный адрес нашей организации пришло несколько сообщений с угрозами и упреками в том, что указывая на тему дискриминации этнических узбеков, мы разжигаем межнациональную рознь. Обсуждение нашего пресс-релиза в фейсбуке помогло лучше понять проблему.

Участники обсуждения, явно проживающие на Юге Кыргызстана, объясняют, что:

1) частные предприятия, указанные в нашем пресс-релизе, расположены в узбекской махалле, и там просто нет представителей других национальностей;

2) в Оше местные органы управления при активном содействии центральных властей
город Ош, разрушенный мост
разработали генеральный план по развитию и строительству города. В первую очередь было решено снести полуразрушенный старый мост и построить новый. Мост занимает значительную часть улицы Навои, где придется разрушить многие постройки. Сейчас улица раскопана. В Оше всего 2 моста, первый на улице Навои, второй на улице Абдыкадырова, по первому идет дорога в Баткен и Араван, Фергану, он сильно загружен.

3) на улице Навои почти не было предприятий, раньше там находились бывший насосный завод и многочисленные маленькие привокзальные кафе, лавочки с DVD-дисками, маленькие магазинчики, которые продавали оптом спиртные и прохладительные напитки. Власти решили вместо старого моста выстроить большую эстакаду, от улицы Масалиева до улицы Ленина, поэтому там пострадали все. Надо выяснить на месте, почему предпринимателям не разрешают там торговть. В Оше очень активно действует штаб гражданских организаций, в который входят лидеры многих организаций, среди них есть и русские, и узбеки, и кыргызы. Много информации мы получаем от них, они и властям не дают передышки. Проблем в Оше хватает, так, с 11 апреля в городе нет газа. Нелегко всем, люди учатся жить дальше, не стоит во всем искать национальную подоплеку. Тем более в Оше с 11 апреля нет газа.

* * *
улица Навои, там, где начнется
узбекский квартал
Мы с самого начала указывали, что 53 предприятия находятся на улице Навои. От этой улицы, которая идет между Привокзальной улицей и пересечения с улицей Гапара Айтиева по направлению от гостиницы «Алай», начинается узбекский квартал. От Насосного завода до гостиницы «Алай» действительно не было никаких предприятий.

Владельцы всех 53 предприятий открывали свое дело на частной территории. Это было после 2010 года, после восстановления жилья или в новых зданиях. И строительство нового моста от улицы Масалиева до улицы Ленина к закрытию этих предприятий не имеет никакого отношения. На этом промежутке находятся только государственные учреждения.

В 2010 году под видом утверждения нового Генерального плана города Оша все эти объекты подвели под «красную линию». Авторы официальных ответов прекрасно знают, что местные органы самоуправления, ссылаясь на Генеральный план города, не дают разрешение на перепрофилирование. Органы Государственного агентства архитектуры, строительства и жилищно-коммунального хозяйства при Правительстве Кыргызской Республики и Единый государственный регистр статических единиц (ЕГРСЕ) (автоматизированный банк данных обо всех хозяйствующих субъектах Кыргызской Республики) отклоняют заявления о регистрации предприятий на улицах Навои, Ленина, Масалиева и в других районах в черте города. Этот порядок строго соблюдается в отношении этнических узбеков. Такие условия позволяют сотрудникам контролирующих органов вымогать «штрафы» в свой карман. По улице Навои остались работать одна самсышная и одна столовая. Их владельцы, этнические узбеки, выплатили «штраф» за следующий месяц – 300 долларов США. В этих заведениях постоянно питаются сотрудники областного ГАИ и пограничной части, расположенных на этой улице.

Жертвы вымогательства признаются, что взятки растут, а прибыль не всегда покрывает затраты. Те, кто не идет на условия вымогателей, получают «предписание» о закрытии предприятия. Чтобы перерегистрировать предприятие, которое находится на улице Навои, надо и производство переводить на новый адрес. Предприятия базируются в частных домах, и для этого владельцам пришлось бы переезжать с улицы Навои.

Власти предлагают этническим узбекам, владельцам этих предприятий, земельные участки на окраинах Оша или за его чертой, где такой бизнес нерентабелен. Так что закрытие 53 малых предприятий — это фактически способ лишить узбеков возможности работать по месту жительства, причем без выплаты компенсации. Также это заставит узбеков выехать из Оша, где жили многие поколения их предков. Нашей организации удалось получить сведения только о 53 этнических узбеках, чьи предприятия закрывают. А на самом деле таковых гораздо больше.

Объездная дорога
от гостиницы "Кристал"
Между тем, владелец гостиницы «Кристалл» Муканбек Алыкулов, бывший депутат парламента Кыргызстана, развивает свой бизнес на улице Акбуринской, в черте строительства нового моста. И дорогу стали строить зигзагом, чтобы не пострадало его дело. Значит, можно найти выход из положения? Как оказалось, не только для представителей титульной нации.

гостиница "Кристал"
Наш ошский партнер сообщает, что 9 июля 2014 года по улице Навои ездила телевизионная группа и готовила репортаж о положении 53 владельцев малых предприятий. Более того, власти приостановили закрытие этих предприятий и временно разрешили их деятельность. 600 жителей улицы пока сохранили рабочие места, что важно при массовой безработице. Мы надеемся на то, что предприятия и дальше продолжат работу. Если власть в корне изменит подход к проблеме самых уязвимых групп населения, это укрепит их надежду на справедливость.



2.7.14

Узбекистан: власти снова пытаются заглушить свободный голос

  Хроника судилища над журналистом и правозащитником Саидом Абдурахимовым

Узбекские власти пытаются расправиться с независимым журналистом Саидом Абдурахимовым. Они собирают персональные данные и адреса всех, кто выражает солидарность с ним.

Саид Абдурахимов (творческий псевдоним Сид Янышев), родился 17 июня 1972 года. Журналист, писатель и правозащитник. Сотрудничает с изданиями «Фергана.Ру», «16/12-ТВ», «Озодлик» — узбекская служба радио «Свобода», ВВС и другими.

Абдурахимов — член Международного ПЕН-клуба. Его творческие произведения можно найти на личной интернет-странице «Сид Янышев».

Лауреат Первой премии в области журналистики посольства США в Узбекистане (2009);
лауреат Первого Всеамериканского фестиваля авторской песни им. Б. Окуджавы (1998);
лауреат Самаркандского фестиваля авторской песни (1989);
лауреат Первого Чимганского слета-семинара авторской песни (1987).

Много лет он сотрудничает практически со всеми международными правозащитными организациями и с Ассоциацией «Права человека в Центральной Азии».

Его авторский видеопроект «Шут ме» быстро стал популярным, поскольку направлен на развитие общественной дискуссии по темам, которые волнуют узбекское общество. Участниками открытых обсуждений стали проживающие в стране представители интеллигенции и жертвы чиновничьего произвола. Многие из них благодаря огласке через этот проект избежали ареста и смогли отстоять конституционные права.

Поводом для очередных нападок на журналиста Саида Абдурахимова стали его статья «Снова о сносе домов в Ташкенте: жителям отказывают в компенсации», опубликованная 25 мая 2014 года на сайте международного информационного агенства «Фергана.Ру» и материал на ТВ 16/12 от 21 мая 2014 года, где были использованы его видеорепортаж о сносе домов и интервью пострадавших.

Информация о сносе зданий в Ташкенте и других местах по решению правительства — тема многогранная. Жильцы этих домов чаще всего не получают компенсацию, положенную им по закону. Если другое жилье им все же предоставляют, то в старых домах и на окраине города, где особенно плохо работают отопление, водо- и газоснабжение. К тому же оформление новой недвижимости обычно происходит не сразу и с большими сложностями. Затруднения испытывают жители разных возрастов, даже беспомощные старики, и инвалиды.

Кабинеты правительства завалены жалобами выселяемых. Исполнительная власть подолгу не рассматривает обращения граждан и публикации в прессе. Социальное неравенство и вторжение в личную жизнь пострадавших, способствующее ухудшению положения этой части населения, стало обычной практикой. Голоса пострадавших не раздражают привыкших к безнаказанности чиновников, которые обязаны обеспечивать их права.

Повестка в суд
Повестка в суд пришла 27 июня 2014 года, в пятницу вечером, когда уже закончился рабочий день. В ней Саиду Абдурахимову было предписано явиться в Шайхантаурский суд по уголовным делам 28 июня, в 10:00. В повестке не было указано, по какому делу его вызывают и какие правонарушения ему вменяются. 

  • Следствие
26 июня 2014 года журналиста вызвали на допрос в Главное управление внутренних дел (ГУВД) г. Ташкента. Тогда он узнал о том, что заявление против него написали жители улицы Кох-Ота. Их дома сносятся в связи со строительством большой мечети и автодороги в городе Ташкенте. Они написали, что журналист Сид Янышев задавал им вопросы с целью «дискредитации политики государства», а также «клеветы и оскорбления».

По словам Абдурахимова, жильцы охотно рассказывали о своем бедственном положении. Им не выплачивалась компенсация, не предоставлялось равноценное жилье в других районах Ташкента. В ответ на их жалобы чиновники проявляли равнодушие и бездействовали. Журналист пытался объяснить следователю, что представители исполнительной власти не выполняют статью 19 Закона Республики Узбекистан «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников». В нем сказано, что государственные органы обязаны под расписку уведомить собственника дома о принятом решении не позднее чем за шесть месяцев до начала сноса с приложением к уведомлению копии решения хокима, в данном случае — хокима Ташкента. Однако всех этих жильцов практически поставили перед фактом о сносе. Абдурахимов объяснял, что обсуждал с жильцами их положение. Об этом свидетельствуют его статья и записанные на флеш-карту видеоинтервью. О государственной политике в его материалах речи не было. Объяснения журналиста никто не принимал во внимание.

Следствие велось без участия адвоката.

  • Ожидание суда
Еще до начала суда практически все ведущие узбекские журналисты и правозащитники собрались, чтобы выразить солидарность Саиду Абдурахимова, некоторые приехали из других областей. Все они продолжают работать в Узбекистане, информируя общественность о положении в области прав человека в стране. В качестве наблюдателей на суд пришли два сотрудника посольства США. Два с половиной часа более 20 человек стояли у здания суда. Все это время их тайком снимали на камеры мобильных телефонов люди в штатском, которых время от времени видели в окнах суда коллеги Саида Абдурахимова. Такое поведение характерно для сотрудников СНБ и оперативных сотрудников МВД. По мнению свидетелей, больше всего их интересовали лица журналистов и правозащитников.

  • Суд
Суд был назначен на 10 часов утра. Примерно в 10:35 Саида Абдурахимова позвал дежурный милиционер и попросил повестку и около 11 часов пригласил его в суд. К этому времени по очереди пришли три сотрудника ГУВД, представившие обвинение.

Когда Саида Абдурахимова пригласили в зал суда, он некоторое время отказывался входить, поскольку не пропускали никого, кроме него, хотя заседание было объявлено открытым. По настоянию Абдурахимова в зал разрешили войти всем желающим. Но потребовали у каждого представить паспорт, затем в регистрационный журнал записали их паспортные данные и адреса. Эта заняло еще час.

Судебное разбирательство началось к 12 часам. После того, как Саид Абдурахимов представился суду, судья спросил, если ли у него ходатайства. Абдурахимов ответил, что есть.
Саид Абдурахимов попросил:
— дать ему неделю на ознакомление с делом;
— обеспечить его государственным адвокатом.
Поэтому суд был отложен. Обвиняемому дали на ознакомление с делом только час, и за это время приехали два предоставленных государством адвоката.

Суд проходил под председательством судьи Шукурулло Иногамова. Начиная суд, тот не сообщил, за какие действия привлекается к ответственности Абдурахимов. По свидетельству журналиста Алексея Волосевича, в ответ на просьбу Саида Абдурахимова пояснить, за что его судят, судья поморщился и сказал: «Вы же ознакомились с материалами дела?» и сразу увел разговор в сторону.

Позже выяснилось, что пять жильцов улицы Кох-Ота города Ташкента, отведенных под снос, написали заявления о том, что Абдурахимов брал интервью без их согласия и просят за это применить к нему предусмотренные законом меры.

Обвинение против журналиста Абдурахимова поддержал начальник отдела ГУВД по борьбе с терроризмом Бахтиёр Эгамбердиев. Известно, что именно он запугивал жильцов улицы Кох-Ота, принуждая написать заявление против Абдурахимова.

В качестве эксперта была приглашена в суд некая Татьяна. По словам судьи, это была сотрудница Национального телеканала «Ёшлар». (Прим. AHRCA: фамилию присутствующие не расслышали и в дальнейшем установить ее полное имя, должность и место работы установить не удалось). Она взяла на себя ответственность высказать мнение об установлении права Саида Абдурахимова заниматься журналистской деятельностью. Свою оценку она мотивировала только собственным мнением, ни разу не упомянув какие-либо правовые акты. При этом Татьяна утверждала, что в Узбекистане якобы нет независимых журналистов. Судя по всему, эксперт Татьяна не имеет никакого представления о независимой журналистике.

Также суд принял во внимание экспертизу Отдела мониторинга СМИ при агентстве по печати и информации, изложенную на одном листе и подписанную 4 лицами. Фамилии авторов не оглашались, а журналисту не удалось записать их при ознакомлении с делом. Генеральный директор национального агентства «Узбеккино» Жахонгир Касымов подписал официальное письмо от своего ведомства, где сообщил, что не знает журналиста Саида Абдурахимова, поэтому последний не был наделен правом делать видеосъемку от имени их ведомства. Так, Абдурахимов всегда говорил, что работает как независимый журналист и ни к какому изданию, включая «Узбеккино», не имеет отношения.

В ходе суда равенство сторон не соблюдалось. У обвиняемого не было возможности подготовить доказательства своей невиновности и привлечь свидетелей в свою защиту. Судья его часто грубо обрывал и не давал возможность высказаться в свою пользу.

В суде участвовали два жильца, написавшие заявления против Абдурахимова, но при этом фактически свидетельствовали в его защиту. Одна из них в перерыве рассказала журналистам, что жильцов вызвали в штаб, где рассматривался вопрос о компенсации за снос их домов. При этом в штабе были сотрудники ГУВД, которые оказывали на них давление и заставили под диктовку написать заявления против Саида Абдурахимова. Как рассказала вышеупомянутая свидетельница, она боится в суде говорить о том, что ее заставили давать показания против журналиста. Ей пригрозили лишением компенсации, если она не выступит в пользу обвинения. Остальные три истца в суд не явились.

Суд не принял во внимание, что журналист готов предоставить доказательства достоверности используемой им информации.

  • Постановление суда
28 июня 2014 года Шайхантаурский суд по уголовным делам г. Ташкента постановил оштрафовать журналиста Саида Абдурахимова на 100 минимальных окладов (соответствует 3200 долларам США) и конфисковать у него фото- и видеоаппаратуру.
Суд квалифицировал действия журналиста по статьям 165 («Занятие деятельностью без лицензии») и 184 «Изготовление или хранение с целью распространения материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку» Кодекса об административной ответственности Узбекистана.
  • Защита
В субботу адвокатские конторы не работают, и никакой адвокат не мог участвовать в защите Саида Абдурахимова в связи с невозможностью вложить ордер на право представлять интересы подзащитного в суде. Абдурахимов был вынужден просить государственного защитника, которого даже суд нашел в субботу не сразу. В результате был не один, а два адвоката, отличавшихся особой пассивностью и полной терпимостью к абсурду.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA отмечает, что судебный процесс над независимым журналистом и правозащитником Саидом Абдурахимовым (псевдонимом Сид Янышев) нельзя назвать независимым и беспристрастным. Фактически обвинительное постановление стало реакцией власти на открытое выражение критического мнения, основанного на достоверной информации.

— Квалификация обвинения в отношении журналиста Абдурахимова не заслуживает доверия, поскольку оно противоречит статье 29 Конституции Узбекистана, где говорится: «Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом».

В ходе суда отсутствовали условия процессуального равенства. Обвинительная сторона имела привилегированное положение.

— Суд провел разбирательство ускоренно, без учета того, что обвиняемый узнал о суде вечером накануне утреннего заседания. Он не мог подготовить доказательства в свою защиту и изучить материалы дела.

 — Суд не исследовал журналистские материалы Саида Абдурахимова на предмет угрозы общественной безопасности и общественному порядку.

 — Суд вынес постановление, опираясь на выводы экспертов, которые в своей оценки отошли от предмета доказывания вины и опирались исключительно на показания стороны обвинения.

— Суд не стремился использовать другие процедуры, обеспечивающие эффективное и справедливое судебное разбирательство.

— Суд не учел, что у обвиняемого отсутствовало право на выбор адвоката, потому он был фактически лишен правовой помощи.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA направила сообщение:
— Верховному Комиссару ООН по правам человека;
— спецдокладчику ООН по вопросу о положении правозащитников;
— спецдокладчику ООН по вопросу независимости судей и адвокатов;
— спецдокладчику ООН о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение;
            — спецдокладчику ЕС по странам Центральной Азии;
            — спецдокладчику ЕС по правам человека;
            — правительствам демократических стран.

Убедительно просим призвать правительство Узбекистана выполнять ратифицированные им международные соглашения в области прав человека, включая Международный пакт о гражданских и политических правах.



______________
В подготовке данного материала были использованы свидетельства журналистов Саида Абдурахимова (Сида Янышева), Алексея Волосевича, Виктора Крымзалова и консультации Алишера Таксанова.