13.10.11

Еще одна жертва принудительного детского труда в Узбекистане: 13 летний мальчик в коме

Ученик 7-го класса школы № 24 Чиракчинского района Кашкадарьинской области Баходир Пардаев (1998 г.р.) 24 сентября был сбит автомобилем, когда вместе с другими школьниками возвращался с хлопковых полей. Баходир был привлечен к принудительному сбору хлопка в фермерском хозяйстве Эшдавлата Усанова - МТП «Сохибкор», поля которого находятся в нескольких километрах от школы. 

Направление детей на хлопковые поля - обычная для Узбекистана практика. Они добираются пешком до мест сбора урожая и обратно. Школьники идут вдоль автомобильных дорог, рискуя быть сбитыми проезжающими машинами. Этот несчастный случай - не первый из серии подобных дорожных происшествий, связанных с хлопковой кампанией. 

Баходир Пардаев
Баходир был сбит на 12-м километре дороги Чиракчи - Карши автомобилем марки «Матиз» с государственном номером 18 Р4564. За рулем находился Бахтиёр Яхшибоев. Рядом с ним сидел его брат, журналист Кашкадарьинского областного телевидения Жалол Яхшибоев, который впоследствии не только не сообщил об этом случае через местную прессу, но, как и водитель, даже не навестил мальчика после происшествия.  

Пострадавший ребенок в бессознательном состоянии сначала поступил в районную больницу, где его сразу поместили в реанимационное отделение с диагнозом: разрыв спинного мозга, перелом правой челюсти, правой руки и правой ноги, повреждение правой части туловища.

26 сентября, после безрезультатного пребывания в отделении реанимации, его перевели в областную больницу в г. Карши. До сих пор Баходир Пардаев находится в 9-й палате отделения нейрохирургии. К моменту выхода пресс-релиза он 20 дней пребывал в коме. 

Мать Баходира – Махбуба Эргашева – льёт горькие слёзы, и никто не в состоянии её утешить. Врачи сразу передали информацию о происшествии в органы внутренних дел. Но следственные мероприятия до сих пор не начаты, а прокуратура отказала семье в возбуждении уголовного дела. По имеющейся у нас информации, журналист областного телевидения Жалол Яхшибоев, находившийся в автомобиле, пользуется поддержкой областного хокима Нуриддина Зайниева. Возможно, поэтому власти всячески стремятся замять дело. Нам достоверно известно о том, что на семью пострадавшего ребенка оказывается давление, в больнице находятся работники СНБ. Они запрещают убитым горем родителям вступать в контакты с правозащитниками и ввообще предавать гласности информацию о случившемся.

Степень ответственности виновных в этом дорожно-транспортном происшествии должен был бы определить суд. Но судебная система в Узбекистане фактически выполняет волю исполнительной власти. Именно поэтому рассчитывать на правосудие и справедливость в этой стране не приходится. За случившееся должны понести отвестственность те, кто непосредственно давал указание о принудительной мобилизации детей на сбор хлопка. Перечислим их имена: 
  1. глава администрации (хоким) Кашкадарьинской области Нуриддин Зайниев;
  2. глава администрации (хоким) Чиракчинского района Камол Равшанов;
  3. заведующий отделом народного образования хокимията Чиракчинского района Азамат Бахромов.
Эти лица давали школам указания о мобилизации детей на уборку хлопка не по своей инициативе. Они лишь проводники государственной политики эксплуатации детей, одобренной самим Исламом Каримовым и активно проводимой в жизнь премьер-министром Шавкатом Мирзияевым. Прямую ответственность несет и министр народного образования Узбекистана Темир Ширинов. Каждый хлопковый сезон школьников на два месяца и более отрывают от учебного процесса и направляют на принудительные работы. Под руководством этих лиц страна на всю осень превращается в единый трудовой лагерь сталинского типа, где миллионы обычных граждан и их дети становятся рабами правящего режима.
  
Правительство никогда не отчитывалось перед народом о том, как расходуются сотни миллионов долларов США, полученные от продажи хлопка на международных рынках. Прибыль от экспорта хлопка идет на удовлетворение личных амбиций руководителей режима. Строятся роскошные дворцы, проводятся пропагандистско-увеселительные мероприятия, на которые приглашаюся выскооплачиваемые знаменитости. Эти же средства идут на поддержание репрессивного аппарата - неотъемлемую часть системы государственной эксплуатации детского труда.

Ни один сум (сум - узбекская денежная единица) из этих прибылей не достался школам-поставщикам детской рабочей силы на хлопковые поля. Власти даже не подумали выделить средства на полноценное лечение пострадавшего Баходира Пардаева, который получил угрожающие жизни увечья.

Руководство Узбекистана не берет на себя ответственность за тысячи несчастных случаев и пагубные последствия сбора хлопка. Дети стали жертвами поистине жестокого режима.

Мы обращаемся к представителям Европейского Союза, депутатам Европейского Парламента! В эти дни решается судьба текстильного протокола, по которому Узбекистан получит налоговые и тарифные льготы для экспорта в Европу хлопка и изделий из него. Принципиальная позиция каждого из вас может повлиять на судьбу беззащитных детей, привлеченных к принудительному труду в хлопковом секторе.