3.12.17

Открытое письмо Глобальному форуму по возвращению украденных активов

Глобальный форум по возвращению украденных активов
The StAR Secretariat
1818 H street NW
Washington DC 20433 USA

CCГосдепартамент США; Департамент юстиции США;
Министерство иностранных дел и по делам Содружества, Объединенное королевство

От:
Ассоциации по правам человека в Центральной Азии,Ле Ман, Франция; и Узбекско-германского форума по правам человека, Берлин, Германия

1 декабря 2017 г.
 

Мы, узбекские организации гражданского общества, Ассоциация по правам человека в Центральной Азии и Узбекско-германский форум по правам человека, пишем спонсорам, организаторам и участникам Форума по возвращению украденных активов, проводимого с 4 по 6 декабря 2017 г. в Вашингтоне, чтобы обратить внимание на ситуацию вокруг активов, украденных Гульнарой Каримовой, дочерью бывшего диктатора Ислама Каримова. Несмотря на смерть Каримова и на некоторые изменения, происходящие в стране, Узбекистан по прежнему остается диктаторским и коррупционным режимом.

Сотни миллионы долларов были украдены у узбекского народа членами правящего режима, члены которого до сих пор занимают руководящие посты в правительстве страны. Широко распространенная практика взяточничества и «откатов» в Узбекистане является результатом не только чьей-то персональной вины в правительстве, а прежде всего продуктом укоренившейся системы коррупции на всех уровнях государственной власти.

Возвращение указанных активов в руки того же правительства, которое способствовало выкачиванию украденных активов из страны, означало бы повторную их кражу членами правящей элиты, что противоречило бы слову и духу Конвенции ООН против коррупции, а также интересам народа Узбекистана - истинных жертв коррумпированной системы.

Те страны, в которых в настоящее время заморожены активы Гульнары Каримовой в размере более миллиарда долларов и которые рассматривают вопрос об их конфискации, должны сначала убедиться в том, изменились ли фундаментально институциональные условия, которые позволили членам правящей элиты вымогать многомиллионные взятки у иностранных и местных компаний и отмывать их в через оффшорные структуры. Приходится констатировать, что на сегодняшний день в Узбекистане еще даже не приступили к антикоррупционным реформам, которые бы предотвратили повторную кражу активов и общественных богатств. В стране по-прежнему отсутствуют какие-либо нормы, регулирующие конфликт интересов; нет системы обязательных деклараций государственными чиновниками и членами парламента о своих доходах и активах; отсутствует прозрачная и подотчетная обществу система конкурсных госзакупок и распределения лицензий; до сих пор не создана независимая от исполнительной власти система правосудия; адвокатура находится под административным диктатом Минюста и контролем со стороны органов национальной безопасности. В стране пока не утвердились стандарты прозрачности и подотчетности касательно государственных финансов. До сих пор нет независимых органов по борьбе с коррупцией. Отсутствуют реальные гарантии свободы слова и печати, ассоциаций и собраний, из-за чего нет эффективного общественного контроля за деятельностью государтвенных органов. Узбекистан остается одной из самых репрессивных государств в мире, где в застенках находятся тысячи граждан, осужденных по политическим мотивам. В органах следствия и тюрьмах широко применяются пытки, презумпция виновности ничего не значит, а в вынесении приговоров суда господствует так называемое телефонное право. Служба национальной безопасности является государством в государстве, абсолютно неподотчетной обществу и законам страны. До сих пор не искоренена массовая практика принудительного труда в хлопковом и других секторах сельского хозяйства. Все это создает благоприятные условия для злоупотребления властью и системной коррупции.

Наряду с институциональной слабостью в Узбекистане преобладает культура коррупции, когда чиновники действуют по принципу лояльности начальнику или патрону, а не из соображений закона. При бывшем президенте Исламе Каримове высокопоставленные государственные чиновники сыграли ключевую роль в содействии обогащению правящей семьи Каримовых и взамен сами  получали карт-бланш для личного обогащения. Эти же высокопоставленные чиновники до сих пор занимают руководящие посты в государстве. Абдулла Арипов, который в качестве главы государственного агентства телекоммуникаций фактически был соучастником коррупционных схем Гульнары Каримовой. Однако он не только не понес никакой ответственности за свои преступления, но был назначен премьером-министром. Другой соучастник коррупционных схем Рустам Иноятов до сих пор возглавляет Службу национальной безопасности. Другими словами, в стране практически ничего не изменилось ни с точки зрения системных условий, способствующих коррупции, ни в плане персональной ответственности за соучастие в коррупционных действий семьи Каримовых. 

По этой причине мы считаем недопустимым передачу активов Гульнары Каримовой, в случае их конфискации, в руки действующего правительства. До сих пор в Узбекистане не произошло никаких системных изменений, которые позволили бы обеспечить безопасное возвращение активов, о которых идет речь. Государства, удерживающие активы, должны изыскать иные пути их  возврата в Узбекистан, так, чтобы эти средства не только не разворовывались снова, но служили узбекскому народу, являющемуся жертвой государственной коррупции.

Почему мы адресуем это письмо Глобальному форуму по возвращению украденных активов, который не является официальным органом для принятия решений по репатриации активов? Форум является самым значительным глобальным событием для разработки политики в вопросах возвращения украденных активов в страны их происхождения. Мы решили написать это открытое письмо Форуму в надежде, что страны-участники учтут нашу озабоченность в связи с ситуацией в Узбекистане и услышат наш призыв рассматривать вопросы возврата активов через призму оценки состояния дел в странах происхождения активов. 

Предлагаем Форуму наши рекомендации, основанные на примере Узбекистана:

Первое: похищенные активы нельзя безоговорочно возвращать правительствам таких стран, как Узбекистан. Такой подход не обязательно противоречит принципам государственного суверенитета, являющегося краеугольным камнем мировой политики. Но в отдельных случаях возможен и необходим приоритет международного права, особенно в тех случаях, когда государство, как в случае с Узбекистаном, нарушает международное право и собственные законы.  Примером такого приоритетного применения международного права являются случаи военных преступлений, а также преступлений против человечества. Государственная коррупция высших эшелонов власти должна быть отнесена к такого рода преступлениям, которые должны караться законами международного права. В данном случае лишение права правительства таких стран, как Узбекистан, эксклюзивно распоряжаться украденными активами было бы шагом в этом направлении.

Второе: реституция активов - это прекрасная возможность ограничить безнаказанность коррумпированных правящих элит в странах, известных высокопоставленной коррупцией и системными нарушениями прав человека.

Конвенция ООН против коррупции предусматривает, что государства-держатели украденных активов (страны транзита или назначения) должны возвращать эти активы в страны, где они были украдены (страны происхождения активов). Однако это положение не должно применяться автоматически и безоговорочно. Процесс возвращения активов должен быть обусловлен юридическим решением суда запрашивающего государства (страны происхождения) о вынесении ответственности лиц, виновных в действиях, приведших к краже активов, и о репатриации этих активов. Это юридическое решение, в свою очередь, должно соответствовать стандартам правосудия, чего невозможно обеспечить, если в стране отсутствуют верховенство закона и независимая система правосудия. 

Третье: запрашиваемые государства должны учитывать институциональные условия, которые позволили кражу активов из страны происхождения, и выяснить первым делом, изменились ли, реформированы ли фундаментально эти условия. Запрашиваемым государствам следует также рассмотреть вопрос о том, установлены ли эффективные механизмы борьбы с коррупцией и реализуются ли эти механизмы на практике в стране происхождения активов.

Четвертое: решение о возврате активов следует также оценивать с точки зрения норм международного права в области прав человека. Правящий режим, который систематически нарушает права человека собственного населения и где пытки в местах лишения свободы являются рутинной практикой, не может претендовать на получение и право управлять конфискованными активами коррупционного происхождения.

Мы очень надеемся, что спонсоры, организаторы и участники Форума услышат нас и примут к сведению и руководству печальный пример нашей страны.

Несколько слов о себе:

Ассоциация по правам человека в Центральной Азии, базирующаяся в Ле Ман, Франция, была создана в 2006 году узбекским политическим беженцем Надеждой Атаевой и ее коллегами. С тех пор организация оказала помощь 1250 политическим беженцам и жертвам нарушений прав человека в Центральной Азии. Ассоциация проводит кейсы по по защите прав жертв нарушений прав человека в рамках международных механизмов защиты прав человека. За последние несколько лет Ассоциация представила 40 отчетов в Евросоюз и 11 докладов для механизмов ООН о ситуации с правами человека в Центральной Азии. Электронная почта: ahrca.org@gmail.com; http://ahrca.org/; адрес: Центр MBE 140, 16, rue du Docteur Leroy, 72000 Le Mans, Франция.

Узбекско-германский форум по правам человека (УГФ), базирующийся в Берлине, Германия, был создан в 2010 году узбекским политическим беженцем Умидой Ниязовой и ее коллегами. УГФ специализируется на мониторинге государственной системы принудительного труда в хлопковой отрасли Узбекистана, проблемы, которая также связана как с правам человека, та и с коррупцией. УГФ также выпускает новостной сайт Eltuz.com. 
Контакты: почта: umida.niyazova@gmail.com; http://uzbekgermanforum.org/.