15.1.16

США: призыв оказать давление на Узбекистан в связи с ухудшением обращения с политзаключенными, со смертями в тюрьмах

На переговорах в Вашингтоне поднимите вопрос о насильственных исчезновениях
 
Акрам Юлдашев, 2005
(Вашингтон, округ Колумбия) — Во время ежегодных двусторонних консультаций, намеченных на 19 января 2016 года, должностные лица США должны оказать публичное давление на Узбекистан с целью освобождения политических заключенных, заявили сегодня «Хьюман райтс вотч» и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии». Встреча министра иностранных дел Узбекистана Абдулазиза Камилова с высокопоставленными должностными лицами Госдепартамента США запланирована в то время, когда продолжаются военное сотрудничество США и Узбекистана относительно его роли в глобальной коалиции по борьбе с Исламским государством (также известным как ИГИЛ (ISIS)) и американские военные операции в Афганистане.

11 января «Хьюман райтс вотч» стало известно о том, что видный религиозный деятель, 52-летний Акрам Юлдашев, один из самых давних политических заключенных Узбекистана, умер в тюрьме в 2010 году от туберкулеза. Он должен был быть освобожден в феврале 2016 года, но о его судьбе никто не знал, так как он исчез, находясь в заключении; информация о его местонахождении и судьбе скрывалась властями с 2009 года.

«Акрам Юлдашев должен был выйти из тюрьмы в следующем месяце, но на самом деле он умер более пяти лет назад за решеткой, о чем не было известно близким и всему миру, — сказал Стив Свердлов, исследователь «Хьюман райтс вотч» по Центральной Азии. — Страшная смерть, настигшая одного из самых известных религиозных деятелей Узбекистана, находившегося в заточении наиболее длительное время, требует жесткой и публичной реакции официальных лиц США».

Несмотря на многочисленные призывы «Хьюман райтс вотч» и других организаций выяснить судьбу Юлдашева, власти отказывались раскрыть информацию о его местонахождении и с 2009 года не позволяли ему контактировать с семьей. Отказ дать информацию о судьбе или местонахождении человека в местах лишения свободы или ее сокрытие квалифицируется как насильственное исчезновение и является преступлением согласно международному праву и запрещено при любых обстоятельствах.

Ядгора Юлдашева – жена духовного лидера Акрама
Юлдашева, смерть которого в заключении наступила
в 2010 году, но стала достоянием гласности только в
этом году. Власти обвинили его в организации
андижанских протестов в мае 2005 года, хотя он
 содержался в заключении с 1999 года по другим
 политически мотивированным обвинениям.
Юлдашев, бывший учитель математики, ставший теологом, получил широкую поддержку в Ферганской долине Узбекистана в 1990-х годах после публикации трактата о том, как вести нравственный с точки зрения ислама образ жизни. Многие из его последователей начали вести малый бизнес, опираясь на аспекты его учения. Власти неоднократно допрашивали его и в 1998 году заключили под стражу по явно сфабрикованному обвинению, связанному с наркотиками, а затем после серии взрывов в Ташкенте в 1999 году, ответственность за которые власти возложили на исламских «экстремистов», он был снова осужден. Будучи в заключении в 2005 году, он был обвинен властями в том, что якобы являлся вдохновителем экстремистской группы «Акромия», которая, по заявлению властей, несла ответственность за экстремистские атаки в Андижане, хотя не было никаких доказательств его причастности к каким-либо преступлениям.

Ежегодные двусторонние консультации — одни из самых важных встреч между двумя правительствами. Вопросы прав человека регулярно поднимаются некоторыми американскими должностными лицами, но мягкий подход не дал результатов в Узбекистане и не послужил стимулом к действию по прискорбному списку фактов пыток, продолжающегося лишения свободы критиков режима и верующих, широкого использования принудительного труда, отметили вышеуказанные организации гражданского общества.

Администрация США в ходе двусторонних встреч на следующей неделе должна ясно дать понять, что если ситуация не улучшится, она готова ввести адресные ограничительные меры, такие, как визовые запреты и замораживание активов должностных лиц, ответственных за вопиющие нарушения прав человека, в том числе заключенных. США должны также рассмотреть вопрос о возобновлении ограничения военной помощи, действовавшего до 2009 года.

В случае с Юлдашевым администрация США должна публично оказать давление на узбекские власти, чтобы было проведено объективное расследование и виновные в его заключении и в сокрытии его местонахождения были привлечены к суду. Правительство Узбекистана должно проинформировать семью Юлдашева об обстоятельствах его смерти и содержания в заключении и предоставить ей доступ к его останкам.

В 2015 году в Узбекистане не было никаких заметных улучшений в области прав человека. Узбекское правительство, возглавляемое авторитарным президентом Исламом Каримовым, по политическим мотивам заключило под стражу тысячи людей, включая правозащитников, активистов оппозиции, журналистов, верующих, художников и других предполагаемых критиков. Многие болеют и подвергаются пыткам, во время заключения их произвольно приговаривают к новым срокам.

Среди тех, кто находится в заключении только за мирную реализацию права на свободу выражения мнения, 14 правозащитников: Азам Фармонов, Мехринисо Хамдамова, Зульхумор Хамдамова, Исроилжон Холдоров, Гайбулло Джалилов, Нураддин Джуманиязов, Матлюба Камилова, Ганихон Маматханов, Чуян Маматкулов, Зафаржон Рахимов, Юлдаш Расулов, Бобомурод Раззаков, Фахриддин Тиллаев и Агзам Тургунов.

С октября 2014 года узбекское правительство отказалось дать информацию о местонахождении Нуриддина Джуманиязова или предоставить его адвокату доступ к нему.

Еще пять заключенных журналистов: Солижон Абдурахманов, Мухаммад Бекжанов, Гайрат Михлибоев, Юсуф Рузимурадов и Дильмурад Саийдов. Трое — активисты оппозиции: Самандар Куканов, Кудратбек Расулов, и Рустам Усманов. Семеро других — независимые религиозные деятели и известные критики правительства: Рухиддин Фахриддинов, Ботирбек Эшкузиев, Бахром Ибрагимов, Даврон Кабилов, Эркин Мусаев, Даврон Тоджиев и Равшанбека Вафоев, а также Дилором Абдукодирова — свидетель кровавых событий 13 мая 2005 года в Андижане, когда узбекские правительственные войска расстреляли и убили сотни в основном мирных демонстрантов.

Ежегодный страновой доклад Государственного департамента США по Узбекистану признает существование широкого спектра нарушений прав человека со стороны государства. Но администрация США предпочла политику частного диалога без серьезных последствий и мер за нарушения.

В течение десятилетия Государственный департамент обозначал Узбекистан как «страну, вызывающую особое беспокойство» вследствие ограничений свободы вероисповедания. Вместе с тем, Белый дом не накладывал санкций, ссылаясь на интересы национальной безопасности. Хотя само по себе отнесение страны к такой категории важно, оно не отражает масштабы и жестокость нарушений в Узбекистане. Также не был использован весь арсенал дипломатических возможностей и средств, чтобы заявить о беспокойстве или оказать давление с целью исправления ситуации.

«Должностные лица США должны ясно дать понять министру иностранных дел Узбекистана, что продолжающиеся репрессии со стороны его правительства приведут к значительным последствиям и, при необходимости, к штрафным санкциям», — говорит Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии». — Осознание того, что они будут привлечены к ответственности за грубые нарушения, может заставить узбекские власти задуматься о целесообразности своих действий».

США должны рассмотреть вопрос о назначении в Совете ООН по правам человека спецдокладчика по правам человека в Узбекистане, отметили организации гражданского общества.

США должны оказать давление на Узбекистан с целью:
  • незамедлительного и безоговорочного освобождения всех правозащитников, журналистов, политических оппонентов и других активистов, заключенных по политически мотивированным обвинениям;
  • прекратить преследование активистов и позволить национальным и международным правозащитным организациям функционировать без вмешательства государства, включая немедленную регистрацию международных правозащитных организаций, таких, как «Хьюман райтс вотч», деятельность которой была насильственно прекращена в Узбекистане;
  • принять значительные меры для прекращения пыток и плохого обращения и сопутствующей этому культуры безнаказанности, включая внедрение всех рекомендаций спецдокладчика ООН по пыткам, Комитета ООН против пыток и Комитета ООН по правам человека;
  • обеспечить настоящую свободу прессы, прекратить преследование журналистов и позволить возобновить деятельность национальных и международных средств информации, включая те, деятельность которых была насильственно прекращена; предоставить аккредитацию иностранным журналистам;
  • дать неограниченный доступ независимым наблюдателям, включая 13 наблюдателей ООН, которым было отказано во въезде в страну, и выполнить рекомендации независимых наблюдательных органов ООН;
  • прекратить принудительный труд в хлопковой индустрии и разрешить независимым организациям и активистам беспрепятственно проводить наблюдение;
  • прекратить преследования на почве религии, декриминализировать мирную религиозную деятельность и освободить из заключения тысячи людей, осужденных за ненасильственное исповедание религии.