22.2.16

Шабнам Худойдодова на свободе!

22 февраля 2016 года: гражданка Таджикистана Шабнам Худойдодова освобождена из под стражи в Белоруссии

Шабнам Хайруллоевна ХУДОЙДОДОВА 
родилась 20 декабря 1986 года
в городе Кулябе Таджикской ССР.
Имеет несовершенолетнюю дочь
.
Мы приветствуем решение Республики Беларусь и благодарим за создание условий для участия в ее деле адвокатов и работы миссии УВКБ ООН. Большую благодарность заслужили дипломатические миссии ОБСЕ, стран демократического сообщества и особенно посольство США. Американские дипломаты все это время следили за судьбой Шабнам Худодойдовой и активно защищали ее от принудительного возвращения в Таджикистан.

13 июня 2015 года Шабнам Худойдодова была задержана в Республике Беларусь, в Бресте и 3 дня была в изоляторе временного содержания отдела внутренних дел администрации Ленинского района города Бреста. Изолятор находится в Северном городке в городе Бресте в подвале здания Ленинского РОВД. 16 июня 2015 года Шабнам была переведена в СИЗО №7 в Бресте (учреждение УЖ-15/ИЗ-7). 22 февраля 2016 года Шабнам была освобождена из СИЗО №7. В настоящее время Шабнам Худойдодовой предоставлены условия, обеспечивающие ей безопасность.

Семь месяцев Шабнам Худойдодова находилась в заключении по запросу Таджикистана об ее экстрадиции. Таджикские власти преследуют ее за критические высказывания в социальных сетях. Она заявляла о поддержке лидеров политических оппозиционных сил Таджикистана, которые призывают президента Рахмона к демократическим реформам. И вскоре Худойдодову объявили в розыск по линии Интерпола. Она вынуждена жить за границей, потому что на родине нет работы, и страдает из-за разлуки с дочерью.

В январе 2015 года в доме Худойдодовой был обыск, допрашивали ее мать и всех, с кем она поддерживала отношения в Таджикистане. Последние годы Шабнам Худойдодова жила в России. Узнав о том, что в РФ готовится ее похищение, она выехала оттуда. Примерно тогда же, в начале 2015 года, Шабнам Худойдодова была объявлена в розыск в Таджикистане.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» выражает благодарность всем партнерам, принявшим участие в защите Шабнам Худодойдовой — это «Human Rights Watch», Норвежский Хельсинкский комитет — NHC, Правозащитный центр «Весна» и многие другие.


18.2.16

Кыргызстан: налоговая инспекция требует выплаты за имущество, объявленное в розыск

Налоговая служба Кыргызстана потребовала выплатить налог на транпортное средство, владельцы которых не могут им распоряжаться.

Владельцев автомобилей, угнанных или подожженых в период межэтнического конфликта в июне 2010 года, обязывают выплатить налог за последние пять лет.

Справка: по официальным данным, во время межэтнического конфликта на юге Кыргызстана в июне 2010 года было угнано и подожжено 620 легковых и около 30 грузовых автомобилей и автобусов. Из них возвращено владельцам десять автомобилей, остальные были объявлены в розыск.
(Статистика Государственной дирекции по восстановлению городов Оша и Джалал-Абада, 2010г.)

Инспекторы налоговой службы мотивируют свои требования к гражданам тем, что транспортные средства последних числятся в базе данных налогооблагаемого имущества.

Ош, 2010г.
Но, как выяснилось, владельцы автомобилей, пострадавших во время трагических событий не освобождены от налогобложения. В их числе даже те, кто заявил в органы прокуратуры и в Государственное агентство по делам местного самоуправления имежэтническим отношениям при Правительстве Кыргызстана (ГАМСУМО). Именно эти граждане в 2013 году были освобождены от обязательного технического осмотра автомобилей, так как не могут распоряжаться имуществом по объективной причине.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA призывает правительство Кыргызстана освободить от налога на движимое имущество граждан, которые не могут распоряжаться собственностью в результате межэтнического конфликта.







15.2.16

Кыргызстан: всем заключенным сбривают бороды

В тюрьмах Кыргызстана заключенным начали принудительно брить бороды.

Недавно в исправительной колонии №3 государственной службы исполнения наказаний при правительстве Кыргызской Республики (ГСИН) (село Ново-Покровка Чуйской области) от заключенных начали требовать сбривать бороды. Вскоре такая же информация стала поступать из следственного изолятора №5 города Оша. Теперь эта практика распространилась по остальным учреждениям ГСИН.

Всем, кто отказывается выполнять новое требование, насильственно сбривают бороду и волосы на голове. Многих в наказание помещают в штрафной изолятор и лишают свидания с родными и продовольственных передач. Такие дисциплинарные меры касаются всех заключенных — независимо от вероисповедания и длины бороды. По официальным данным на 100 тыс. населения в Кыргызстане приходится 182 заключенных.

Еще в октябре 2015 года в СИЗО №50 в селе Нижний Нооруз Чуйской области заключенные добровольно сбривали бороды, чтобы не привлекать внимание сотрудников оперативной службы. Это началось сразу после побега девяти заключенных, в том числе семи приговоренных к пожизненному лишению свободы. При побеге заключенные убили трех сотрудников следственного изолятора, пытавшихся их остановить. Сбрив бороды, заключенные рассчитывали избежать подозрений в связях с теми, кто совершил побег. Теперь это привело к  неофициальному запрету на ношение бороды во всех исправительных учреждениях.  

Духовное управление мусульман Кыргызстана пока никак не комментирует практику запрета ношения бороды.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает Кыргызстан соблюдать фундаментальные права и свободы человека, включая основные принципы обращения с заключенными:
уважительное отношение к ним;
соблюдение принципа презумпции невиновности;
обеспечение свободы вероисповедения и отправления религиозных культов и обрядов и др.






9.2.16

Узбекистан: работа правозащитника прервана

Уктам Пардаев

автор фото: Умида Ахмадова 
Отмените незаконные ограничения, применяемые против защитника прав человека

(Брюссель, 10 февраля 2016) - Узбекские власти должны немедленно прекратить преследование правозащитника Уктама Пардаева и отменить незаконные ограничения его фундаментальных прав, установленные органами внутренних дел, заявили сегодня Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA, Международное партнерство по правам человека — IPHR, Норвежский Хельсинкский комитет — NHC, и «Human Rights Watch». Пардаев является председателем Джизакского филиала  Независимой организации по правам человека в Узбекистане — НОПЧУ.

Он был задержан 16 ноября 2015 года, чтобы предстать перед судом по причинам, которые обычно считаются политическими, за деятельность, связанную с  мониторингом соблюдения прав человека, и был жестоко избит во время предварительного заключения. 11 января 2016 года, Дустликский районный суд Джизакской области рассмотрел дело Пардаева по обвинению по трем статьям Уголовного кодекса, предусматривающим преступления — оскорбление, мошенничество и получение взятки, он отрицает все обвинения. После шестичасового заседания суд приговорил его к трем годам заключения (условно), если он нарушит условия освобождения, то будет отправлен в тюрьму для отбывания срока наказания. Приговор гласит, что он должен ежемесячно отмечаться в местном отделении милиции.

«Освобождение Уктама Пардаева по приговору об условном лишении свободы выглядит формальным, — говорит Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии». — Есть серьезные основания опасаться нового ареста. Усиленный надзор за ним не имеет законных оснований и направлен на ограничение свободного выражения мнения о нарушениях прав человека».

37-летный Пардаев известен работой по раскрытию случаев коррупции среди представителей местных властей и мониторингом принудительного труда взрослых и детей на хлопковых полях Узбекистана. Власти преследовали его за его мирную работу в течение многих лет, отказывая ему в выдаче выездной визы из Узбекистана по политическим мотивам. До своего ареста Пардаев говорил дипломатам и международным организациям, что местные власти увеличивают давление на него в форме постоянного наблюдения и преследования.

Как Пардаев сообщил в октябре «Human Rights Watch», он боится, что неминуемо будет арестован местным отделением Службы национальной безопасности Узбекистана (СНБ), которой боятся многие. Пардаев также сообщил, что спецслужбы вызвали для допроса его друзей и коллег, а также других людей, которые пытались помочь ему, угрожали им, в некоторых случаях их били.

1 февраля 2016 года Уктам Пардаев был вызван повесткой в Городское управление внутренних дел г.Джизака к инспектору по профилактике Тулкину Дусмурадову. Тот сообщил, что Пардаеву запрещается выезжать из Джизака и покидать дом после 22 часов. У правозащитника была взята подписка о невыезде. Одновременно инспектор Дусмурадов пригрозил ему новым арестом. Последние три недели Уктам Пардаев замечает за собой постоянное наблюдение со стороны сотрудников правоохранительных органов. Они следуют за ним везде, а когда он дома, то рядом стоит автомобиль спецслужб.

Суд может устанавливать условия, предусмотренные в приговоре, который он выносит, но милиция не обладает юридическим правом налагать такие ограничения. Однако Пардаеву сказали подписать бумагу, выражающую его согласие с этими условиями, которую он не мог не подписать, потому что инспектор угрожал ему повторным арестом, если он не выполнит эти условия.

«Уктам Пардаев остается под тотальным контролем исключительно за свою правозащитную деятельность, никакой угрозы для общества он не представляет, — говорит Брижит Дюфур, директор «Международного партнерства по правам человека» (IPHR)». — Крайне важно, чтобы узбекские власти расследовали заявления о жестоком обращении в хавастском изоляторе и положили конец такой практике».

С момента своего освобождения в январе Пардаев находится под постоянным наблюдением правоохранительных органов, которые следуют за ним везде и паркуют свои машины возле его дома, когда он находится дома, сообщил он Ассоциации «Права  человека в Центральной Азии». Братья Пардаева, Уткир и Шариф, также оказались под давлением. После того как Пардаев был освобожден из заключения, сотрудники органов политического сыска навестили соседей, друзей и знакомых братьев Пардаевых, расспрашивали их и оказывали на них давление, чтобы добиться компрометирующих сведений о братьях, сообщает Пардаев.

«Постоянное давление на Уктама Пардаева и его семью нарушает международные обязательства Узбекистана, и, очевидно, предназначено заставить замолчать одного из немногих оставшихся правозащитников Узбекистана, — сказал Мариус Фоссум, региональный представитель Норвежского Хельсинкского комитета в Центральной Азии. — Ташкент должен прекратить преследование Пардаева и обеспечить всем правозащитникам свободу и безопасность для беспрепятственного выполнения их работы, в соответствии с международными стандартами в области прав человека и международными обязательствами Узбекистана».

Первые 40 дней после задержания Пардаев содержался в дустликском следственном изоляторе, а затем, 26 декабря был переведен в хавастский изолятор в Сырдарьинской области. Там, по его словам, он был один раз жестоко избит, когда не успел одеться достаточно быстро.

Пардаев заявил, что намерен обжаловать свой приговор.

«В Узбекистане даже если злонамеренное судебное обвинение не приведет к тюремному заключению, оно будет использоваться, чтобы оправдать обвинение, препятствующее осуществлению основных прав человека, и заставить прекратить правозащитную деятельность, — сказал Стив Свердлов, исследователь по Центральной Азии при «Human Rights Watch». — Он не может добиться справедливости за боль и страдания, причиненные властями во время заключения, вместо этого Уктам Пардаев по-прежнему преследуются».




8.2.16

Таджикистан: начинается суд над 13 членами Партии исламского возрождения


9 февраля 2016 года Верховный суд Таджикистана начинает рассматривать дело 13 членов руководства запрещенной в Таджикистане Партии исламского возрождения (ПИВТ). Дело будет слушаться в закрытом режиме, так как на него наложен гриф «секретно».

Родных подсудимых приглашают в суд 8 февраля, за день до начала процесса.

Верховный суд Таджикистана 29 сентября 2015 года признал данную партию террористической и экстремистской.

Сразу же после первых арестов стали поступать сообщения об аресте имущества членов ПИВТ, давлении на родных, включая несовершенолетних детей. Многих родственников арестованных уволили с работы по негласному указанию таджикских властей. Членов ПИВТ повсеместно дискриминируют.

Обвинение против членов ПИВТ опирается только на показания, добытые под пытками. Законных же доказательств у следствия нет. Но прокурор подписал обвинительное заключение, и уголовное дело передано в суд. Суд будет закрытым, и нарушения процессуальных норм можно будет скрыть от общественности. В таких условиях приговор практически уже вынесен, суд будет формальным.

  •  На скамье подсудимых оказались:
Саидумар Хусайни (1961), первый заместитель председателя ПИВТ, член Политсовета и Президиума Партии исламского возрождения Таджикистана бывший депутат парламента, кандидат философских наук;

Мухаммадали Хайит (20.10.1957), заместитель председателя ПИВТ, член Политсовета и Президиума ПИВТ, бывший офицер ГРУ СССР, кавалер советского ордена Красной звезды;

Абдукаххори Давлат (05.08.1975), член Политсовета и Президиума ПИВТ, глава отдела внешних сношений ПИВТ;

Рахматуллои Раджаб (05.06.1958), член Высшего Политического Совета ПИВТ, председатель отделения ПИВТ в районах республиканского подчинения и руководитель выборного отделения;

Зубайдуллои Розик (1946), член Политсовета и Президиума ПИВТ, глава отдела науки ПИВТ, богослов, бывший имам хатиб мечети района Гозималик, бывший главный редактор издания партии «Наджот;

Мухаммадали Файзмухаммад (1959), член Политсовета и Президиума ПИВТ, глава ревизионной комиссии ПИВТ, бывший член Комиссии по национальному примирению, бывший имам хатиб Пянджского района, мусульманский богослов, один из учеников;

Хикматулло Сайфуллозода (01.03.1950), член Политсовета и Президиума ПИВТ, главный редактор издания ПИВТ «Начот», бывший пресс-секретарь ПИВТ, бывший член Центральной избирательной комиссии, журналист, политолог;

Киёмиддин Авазов (24.06.1973), член Политсовета и Президиума ПИВТ, председатель отделения ПИВТ в г.Душанбе, бывший председатель отдела молодежи и спорта партии, бывший сотрудник аппарата партии и специалист по арабскому языку;

Зарафо Рахмони (23.02.1972), Член Политсовета и Президиума ПИВТ, юрист, журналист;

Махмадшариф Набиев (1962), член Высшего Политического Совета ПИВТ, председатель отделения ПИВТ в г.Кулябе;

Абдусамад Гайратов (1962), член Высшего Политического Совета ПИВТ;

Саттор Каримов (1959), член Высшего Политического Совета ПИВТ;

Вохидхон Косидинов (1956), член Высшего Политического Совета ПИВТ, глава Отдела по выборам партии, бывший заместитель председателя партии, бывший глава партийной организации г. Исфара.

Все 13 человек были задержаны 16-18 сентября 2015 года, сразу же по завершении операции против вооруженной группировки Абдухалима Назарзоды. Власти Таджикистана обвинили лидера ПИВТ Мухиддина Кабири и всю партию в причастности к этому вооруженному мятежу.

  •  Среди подсудимых — женщина, Зарафо Рахмони.
Зафаро Рахмони имеет четверых детей, младшему нет семи лет. Она очень больна, страдает болями в области сердца, почек, нервным истощением и глубокой депрессией.

Во время следствия следователь Генеральной прокуратуры Таджикистана Иброхим Иброхимзод не разрешал ни сестре, ни представителям миссии «Красного Креста» посетить Зарафо Рахмони в СИЗО КНБ города Душанбе.

У Рахмони есть два адвоката: Ситора Азизова и Зайдуло Давлатёров, их допускают, и они передают лекарства, продукты. Адвокат ее видела в последний раз 15 января, когда знакомилась с материалами дела. 18 января уголовное дело адвокат передала в суд. Адвокаты подробностей родным не сообщают, чтобы не потерять лицензию на адвокатскую деятельность.

Родным разрешено один раз в неделю передавать Рахмони еду и лекарства. 20 января 2016 года впервые со дня ареста с Зарафо Рахмони встретились ее старший и младший сыновья.

  • Члены ПИВТ, приговоренные к лишению свободы:
Хасан Рахимов (дата рождения неизвестна), глава ячейки ПИВТ Фархорского района.

27 ноября 2015 года Верховный суд Таджикистана приговорил его к 9 годам лишения свободы. Он был признан виновным в призывах к террористической деятельности и создании экстремистской организации, незаконном хранении оружия и разжигании национальной и религиозной вражды. Рахимов был задержан 23 сентября 2015 г. Согласно материалам уголовного дела, при обыске в его доме были обнаружены пистолет и граната. ПИВТ заявляет, что эти предметы были подброшены.

По аналогичному обвинению осуждены: Зайниддин Юсупов (10 лет), Асомиддин Абдурахмонов (10 лет), Таваккал Бобоев (18 лет), Рустам Эмомов (17 лет), Умаршо Давлатов (15 лет), Махмадали Исломов (5 лет), Завкибек Рахмонов (4 года).

  • Члены ПИВТ, у которых изъят паспорт и взята подписка о невыезде:
Аббос Рачабов, Мирзокул Хочиматов, Шерали Саидов, Нодира Абдуллоева, Саидмахмуд Саидов, Оиша Бобочонова.

  •  Члены ПИВТ, объявленные в розыск:
Мухиддин Кабири, Назар Сайидиброхими, Карим Шохнаими, Афзали Камариддини, Хайриниссо Саидова, Илхом Екубов, Нематулло Амонбеков, Гулбарг Сайфова, Шарофат Шарофиддинова и др.

Имеется информация о преследовании 93 членов Партии исламского возрождения (ПИВТ), но это неполные сведения. Масштаб репрессий гораздо шире, многие запуганы и боятся давать информацию о пострадавших.

*  *  *

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» считает, что Партия исламского возрождения (ПИВТ) объявлена террористической и экстремистской по политическим мотивам.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает ЕС, США, ОБСЕ и всех других международных партнеров Таджикистана требовать от него соблюдения международных обязательств. Власти страны должны обеспечить свободу ассоциации, собраний, выражения мнений и религии. Следует создать условия для независимого справедливого суда, где будет соблюдено равенство сторон. Виновные в применении пыток должны быть привлечены к ответственности.