23.9.14

Узбекистан: умерла осужденная за «терроризм»

Трагическая история о фабрикации обвинения, окончившаяся смертью

В женской колонии в Зангиатинском районе Ташкентской области 13 сентября 2014 года  скончалась заключенная Нилуфар Рахимджанова. Она была обвинена в «причастности к терроризму». Причину ее смерти установить не удается. Тело Узбекистан не разрешил выдать отцу в Таджикистан или мужу.  

Нилуфар Рахимджанова
Нилуфар Маруфовна Рахимджанова, родилась 11 сентября 1977 года в Бухаре, этническая таджичка. В 1994 году Нилуфар Рахимджанова вышла замуж за Юнуса Аббасовича Бурханова, тоже этнического таджика. У них четверо детей.

Муж Нилуфар Рахимджановой — Юнус Аббасович Бурханов (псевдоним — Сайидюнуси Истаравшани). Журналист, специализируется на теме ислама. По образованию востоковед и философ. Знает таджикский, узбекский, русский и в совершенстве владеет персидским и арабским языками. Он легально живет в Иране и преподает философию на краткосрочных курсах при Университете Мустафы в Тегеране. Также Сайидюнуси Истаравшани — редактор сайта «Kemyae Saadat». В соцсетях активно участвует в дискуссиях о процессах, которые происходят в Центральной Азии. Бывает на различных конференциях в Европе.

Отец Нулафар Рахимджановой — богослов Маруф Рахимджанов(псевдоним — Домулло Маруфджона Истаравшани). В середине 70-х он был преподавателем в медресе «Мир Араб» в Бухаре, в Узбекистане. Автор перевода Корана на таджикский язык и его толкования. До распада СССР работал в Институте  реставрации Узбекистана научним сотрудником СССР. В 1991 году он написал письмо Исламу Каримову, где высказал критическое мнение о снятии с поста муфтия Центральной Азии. С 1990 по июнь 1992гг. Домулло Маруфджона был имамом в мечети «Кукалдош» в Ташкенте. А потом чаще был в Таджикистане. В декабре 1992 года был арестован таджикскими властями. Затем в ходе гражданской войны его вместе с другими оппозиционерами обменяли на пленных бойцов правительственных сил Таджикистана. Позже был реабилитирован. Ему 64 года, и последние годы он занимается богословскими исследованиями, пишет книги, написал толкование поэм Саади "Гулистон" и "Бустон" и издал их. Таджикские спецслужбы обвиняли его в "причастности к Исламскому движению Узбекистана (ИДУ)". Эти обвинения не подтверждаются, напротив, он критиковал ИДУ за агрессивную политику.

Иран

С 1994 года с мужем и детьми Нилуфар Рахимджанова жила в Иране. Периодически навещала родных в Таджикистане и Узбекистане. В июле 2011 года она выехала из Ирана в Таджикистан, чтобы навестить родственников. И оттуда позвонила мужу, чтобы сказать, что едет в Ташкент на свадьбу к брату. Он ее предупредил, что ей нежелательно ездить в Узбекистан, так как узбекские власти давно раздражают критические высказывания его самого и ее отца богослова Домулло Маруфджона. Но она решила все-таки поехать.

Последняя поездка в Узбекистан

При переходе узбекско-таджикской границы через погранпост в г. Бекабаде в Узбекистане, в ноябре 2011 года Нилуфар Рахимджанову арестовали. И как выясняется, арест был обоснованным. Рахимджанова прошла государственную границу без паспорта, просто дала взятку пограничнику, и ее пропустили. Это обычная практика для пограничников на посту в Бекабаде. Она уже проходила без паспорта в 2009, 2010 и 2011 годах, дав взятку пограничникам. На сей раз на территории Узбекистана ее заковали в наручники. Во время допроса Нилуфар Рахимджанова сказала, что ее отец известный богослов, она родилась в Бухаре, имеет гражданство Таджикистана и Узбекистана. По таджикскому паспорту она проживала в Иране, где ее муж преподает в университете. Также у нее сохранился, выданный ей в 1997 году узбекский паспорт. От гражданства Узбекистана она никогда не отказывалась.

Следствие и суд

Нилуфар Рахимджанова охотно отвечала на все вопросы и приняла все пожелания следователя, который говорил ей, что очень хочет ей помочь скорее выехать к детям и мужу. И якобы лучший способ для этого – согласиться выступить по узбекскому телевидению и сказать, что ее муж состоит в ИДУ и отправил ее в Узбекистан для совершения теракта. Следователь уверял, что публичное заявление вызовет сочувствие к ней, президент ее простит, и она сможет вернуться к семье. И действительно, в 2012 году ее показали по узбекскому телевидению, она сказала все, о чем ее просил следователь.

Во время предварительного следствия и на следствии Нилуфар Рахимджанова не виделась с родными, адвокат вел дело формально. На суде она призналась родным, что говорила все, что просили следователи, потому что они обещали ей отпустить к детям.

Суд приговорил ее к 10 годам лишения свободы. Родные запомнили две статьи Уголовного кодекса Узбекистана, по которым ее обвинили: 155 (Терроризм) и 223 (Незаконный выезд за границу или незаконный въезд в Республику Узбекистан). Также ее обвинили в "шпионаже в пользу Таджикистана". Точных данных об обвинении нет, так как родным не выдали текст приговора.

Отсутствие доступа к достоверной информации

Проживающие в Узбекистане родные Нилуфар Рахимджановой очень запуганы и просили ее мужа им не звонить. Они отказались прислать ему свидетельство о ее смерти и не желают помогать ему выяснить причины летального исхода. Тело Нилуфар Рахимджановой выдали ее брату, проживающему в Ташкенте, на условиях быстрого захоронения и без шума. Нилуфар Рахимджанову похоронили в Узбекистане.
* * *
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» считает, что Нилуфар Рахимджанова стала жертвой фабрикации обвинения в «терроризме» и «шпионаже в пользу Таджикистана» и дискриминации по этническому признаку. Нам известно, что в Узбекистане давно происходит дискриминация этнических таджиков, особенно тех, у кого есть родственники в Таджикистане. Нарушение ею порядка перехода государственной границы и паспортного режима Узбекистана узбекские правоохранительные использовали для фабрикации обвинения в тяжких преступлениях. Причем не только против самой Нилуфар Рахимджановой, но и против ее отца богослова Домулло Маруфджона Истаравшани, авторитетного религиозного деятеля, и мужа Юнус Аббасович Бурханов, открыто оппонирующего режиму Ислама Каримова. Узбекские власти более 4 лет назад запретили ее мужу, а возможно и отцу посещать Узбекистан. То, что Нилуфар Рахимджанову принудили выступить по узбекскому телевидению и дать показания против близких, показывает: она не имела доступа к защите и была введена в заблуждение следствием. Не исключенно, что к ней применялись психотропные препараты, такая практика в Узбекистане используется по делам, связанным с обвинениями по терроризму. По словам родных, Нилуфар Рахимджанова вряд ли до суда знала, что такое ИДУ.
Отсутствие доступа к достоверной информации, ненадлежащая защита и постоянное давление на родственников в Узбекистане не исключают того, что Нилуфар Рахимджанова подвергалась жестокому обращению не только на следствии, но и во время отбытия наказания. Не исключено, что именно поэтому власти не позволили установить причину ее смерти и потребовали быстро захоронить тело.
По сведениям из независимых источников, Нилуфар Рахимджанова до ареста не страдала никакими хроническими заболеваниями. Но в заключении она болела и была очень испуганной и напряженной. Однажды она призналась, что ее часто просят давать показания против мужа и отца, и поэтому плакала.
Другие случаи

Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» стало известно, что бывшего генерала армии, пограничника из Сурхандарьинской области Узбекистана Хасанова Закира постигла похожая участь. Он родился в Ленинабаде, ныне Ходжикент, и был этническим таджиком. Он жил и работал в Узбекистане, имел узбекское гражданство. В 2011 году его объявили подозреваемым в шпионаже в пользу Таджикистана. Также ему подбросили наркотики. Обвинение утверждало, что он сбывал наркотики в преступном сговоре с бывшим полковником афганской армии, гражданином Афганистана Муртазакулом Азизуллой. Закира Хасанова лишили свободы на 20 лет, а Муртазакула Азизуллу — на 15 лет. Они оба отбывали наказание в колонии 64/21 в городе Бекабаде Ташкентской области.

В 2011 году эту колонию посетила миссия Международного Комитета Красного Креста (МККК). Ее члены встретились с Муртазакулом Азизуллой. Через него узнали о том, что Закир Хасанов нуждается в медицинской помощи. И в следующий раз они включили Хасанова в свой список для посещения. 22 сентября 2012 года, накануне нового визита МККК, группу заключенных, которые были включены в список миссии, отправили в тюрьму на станцию Хаваст в Сырдарьинской области. Это было сделано во избежание утечки информации о состоянии политзаключенных в результате пыток и плохих условий содержания. Их зарегистрировали как "транзитных заключенных", которые несколько дней будут ожидать этапирования в другую колонию, поскольку в этот период сведения об их местонахождении нигде не фиксируюся. На станции Хаваст их продержали 47 дней и вернули в колонию 64/21. Такова практика ГУИН, не желающего показывать независимым наблюдателям заключенных, особенно жертв пыток. Тогда Закир Хасанов должен был отправиться в Хаваст. Неожиданно его оформили как подследственного по новому обвинению и направили в Таштюрьму, это было 14 сентября 2012 года. Его долго прятали от Красного Креста. В октябре 2012 года стало известно, что в 4-м корпусе Таштюрьмы он умер от пыток. Его усиленно принуждали дать показания о том, что он якобы шпионил в пользу Таджикистана.

По трем другим аналогичным случаям наша организация продолжает свое исследование, поэтому мы их пока не публикуем.

Высылки таджиков из Узбекистана

Доступ к материалам по депортации этнических таджиков в Узбекистане блокируют даже для адвокатов. Предоставляем информацию, собранную по  заявлениям в нашу организацию.

Г.Б., гажданка Таджикистана, 35 лет (фамилию родные просили не называть из-за угрозы преследования этнических таджиков проживаюих в Узбекистане). В 2011 году вышла замуж за таджика, имеющего гражданство Узбекистана. В мае 2014 году ее насильно выдворили из Узбекистана за то, что был пропущен срок регистрации. Двое малолетних детей остались с отцом в Узбекистане. Жалобы в прокуратуру, МВД и таможенные органы Узбекистана о возвращении матери остались без удовлетворения.

Ёмисбай Ф., 1948 года рождения, и Азиз Т. 1980 года рождения, граждане Таджикистана, проживали в Узбекистане с 1999 года. Были депортированы в Таджикистан 2013 г.

Нам известно более 14 случаев депортации граждан Таджикистана, они были депортированы на историческую родину, хотя проживали в Узбекистане по 10 или даже 20 лет. У некоторых дети граждане Узбекистана или родители.