30.5.14

Обращение правозащитников к Президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву

Президент Азербайджана Ильхам Алиев


Господин президент Алиев,

мы обеспокоены продолжающимися преследованиями правозащитников, основателей Института мира и демократии в Азербайджане Лейлы и Арифа Юнусовых.

Нам достоверно известно, что ограничено их право на свободное передвижение. 28 апреля правозащитники были задержаны в аэропорту, откуда они собирались вылететь на международную конференцию. Лейлу
Лейла Юнус,
Кавалер ордена Почетного легиона Франции
Лауреат международной премии им.Теодора Хеккера
Директор Института мира и демократии
 

Азербайджана
Юнусову продержали под надзором полиции 26 часов. Действия полиции можно охарактеризовать как жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение, нарушающее статьи 3 и 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. У них были незаконно изъяты паспорта, в их доме и офисе провели обыск, заблокировали доступ к личным банковским счетам, за ними установлен тотальный контроль, давление распространяется на членов их семей и сотрудников Института мира и демократии. Все  иски в суд о восстановлении закона и права отклоняются.

Ариф Юнус,
руководитель Департамента конфликтологии
и миграции Института мира и демократии,
кандидат исторических наук, конфликтолог,
Член Совета Ассоциации "Права человека
в Центральной Азии" , историк
 
Эти незаконные действия привели к ухудшению состояния здоровья Лейлы и Арифа Юнусовых. Более того, отсутствие доступа к банковским счетам ограничивает их право на медицинскую помощь. Все это необратимо вредит их здоровью и угрожает жизни. Ариф Юнусов был 28 апреля 2014 увезен в реанимацию. Он провел в больницах 3 недели и до сих нуждается в амбулаторном лечении. Лейла Юнусова страдает сахарным диабетом.

Преследования правозащитников нарушают нормы права и морали. Юнусовы не нарушали закон, им не предъявлено никаких обвинений.

Мы расцениваем их преследование как месть за правозащитную деятельность.

30 мая 2014 года вновь возникла угроза ареста Лейлы Юнусовой. Заявление пресс-службы Генеральной прокуратуры о том, что Юнусова якобы препятствует следствию, голословно. Она опасается уголовного преследования.

Мы убедительно просим Вас как гаранта прав и свобод человека в Азербайджане сделать все для прекращения произвола правоохранительных органов.

Призываем Вас со всей серьезностью отнестись к нашему обращению.


Подписавшиеся:

Ёдгор Обид,
поэт, член Международного ПЕН клуба, Австрия

Надежда Атаева,
Президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», Франция

Дилором Исхакова,
представитель Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», Узбекистан

Дмитрий Беломестнов,
представитель Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», Россия

Сергей Игнатьев,
представитель Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», США

Бахытжан Торегожина,
президент Общественного фонда «Ар.Рух.Хак», Казахстан

Толекан Исмаилова, 

правозащитное движение "Бир Дуйно-Кыргызстан"

Руслан Майтанов,
независимый журналист из Казахстана

Ахунов Вячеслав,
художник, Узбекистан

Галым Агелеуов,
президент Общественного фонда «Либерти», Казахстан

Айгуль Бекжан,
правозащитница, США

Мирахмат Муминов,
член Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», США

Диля  Эркинзода,
правозащитница, Узбекистан

Ташпулат Юлдашев, 
политолог, США

Жавлон Мирзахаджаев, 
экс-владелец Мезон-ТВ, сопредседатель неправительственного фонда "Наши Дети" 
г. Ош Кыргызской Республики, Швейцария 

Исмаил Дададжанов, 

председатель Демократического Форума Узбекистана,
Член Центрального совета партии "Бирлик", Швеция

Умида Ахмедова,
узбекский кинодокументалист и фотограф, 
член Союза кинематографистов Узбекистана 
и национальной Академии художеств, Узбекистан

Dr.Лейла Алиева, 
президент Центра национальных и международных исследований 
Баку, Азербайджан

Эмиль Адельханов,
Кавказский институт мира, демократии и развития, Грузия

Чингиз Султансой
независимый публицист, журналист и сценарист.

Лауреат журналистской премии «Media açarı» за 2004 и 2009 гг., Азербайджан

Олексей Толкачев,
президент Европейской Ассоциации Украинцев

Роман Мамытов,
представитель Народного движения "Алга Каракалпакстан", Республики Каракалпакстан

Фарходхон Мухтаров, 
член Правозащитного Альянса Узбекистана - ПАУ, Голландия

Муборак Шарипова, 
социолог, Независимый консультант по Центральной Азии, эксперт Ассоциации "Права человека в Центральной Азии", Дания

Василя Иноятова,
председатель Общества прав человека Узбекистана "Эзгулик", Узбекистан 

Саломатой Бойматова,
член Общества  Прав Человека Узбекистана, Ирландия

Ойнихол Бобоназарова, 
председатель Общественного объединения "Перспектива +", Таджикистан

Алишер Ильхамов,
научный сотрудник Школы Восточных и Африканских исследований университета Лондона, Великобритания

Башорат Ешова,
представитель Общества прав человека Узбекистана, Швейцария

Улугбек Хайдаров,
независимый журналист, редактор приложении "Регистон" газеты "Ванкувер Экспресс", Канада

Равшан Гапиров,
директор правозащитного центра «Правосудие-Истина», Кыргызстан

Камолиддин Рабимов, 
политолог, Франция

Умарали Куватов,
лидер оппозиционной "Группы-24", Таджикистан

Дододжон Атоуллоев, 
лидер оппозиционного движения "Ватандор", Таджикистан

Алишер Таксанов,
независимый журналист, Швейцария

Юрий Джибладзе,

президент Центра развития демократии и прав человека, Россия

Нана Назарова, 
Общество содействия гармоническому развитию человека, Грузия

Максим Назиров, 
президент Ассоциации дружбы Темуридов, Франция

Рысбек Адамалиев,

Центр по защите прав человека "Кылым шамы", Кыргызстан

Вячеслав Мамедов
Председатель Демократического Гражданского Союза Туркменистана



Сбор подписей продолжается. Желающие могут направлять свои подписи по адресу: asiecentrale@neuf.fr

См. также:
Заявление Лейлы Юнус "40 полицейских против 58-летней правозащитницы", от 2 мая 2014 года;
Заявление "Азербайджан: бульдозер снес Институт мира и демократии", от 12 августа 2011 года; 



19.5.14

Заявление Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» по поводу публикаций на сайте «Узньюс.нет»

16 мая 2014 года на сайте «Узньюс.нет» были опубликованы сразу три материала: "Правозащитники в Узбекистане возмущены реакцией Атаевой", "Надежда Атаева - докажи, что заслужил сочувствие, а не клевету", "Риски в диктаторском Узбекистане и инсинуации в Европе" относительно позиции нашей организации и ее участников: Надежды Атаевой и Ёдгора Обида на сообщение о состоянии здоровья узбекской активистки Малохат Эшанкуловой.

Наша позиция вызвала провокационную реакцию со стороны оппонентов, за ней последовала волна клеветы и анонимной травли в наш адрес. Мы не исключаем, что цель кампании - дискредитация нашей правозащитной деятельности. В связи с этим мы обратились к независимым экспертам. Как только мы получим их заключения, они будут опубликованы.

Мы особенно благодарны всем, кто в эти дни написал нам слова поддержки и подтвердил, что сохраняет доверие к нам и нашей деятельности.

С уважением,
коллектив Ассоциации «Права человека в Центральной Азии»

15.5.14

Комментарий к заявлению Правозащитного Альянса Узбекистана

В адрес Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» 15 мая 2013 года поступило заявление Правозащитного альянса Узбекистана о состоянии здоровье узбекской активистки Малохат Эшанкуловой. Ранее, 27 марта 2013 года, она и журналист Галима Бухарбаева публично попросили оказать Эшанкуловой поддержку в получении медицинской помощи.

Наша организация приняла это обращение во внимание и через своего представителя связалась с Малохат Эшанкуловой, чтобы узнать о ее самочувствии и содействовать ее обращению к врачу. Она ответила, что собирается пройти лечение у табиба из Турции. И тогда наша организация сделала заявление относительно версии об отравлении Малохат Эшанкуловой, в котором изложена наша позиция, и она остается до сих пор неизменной, поскольку:

1. Малохат Эшанкулова в марте этого года публично заявила, что с декабря 2013 года испытывает недомогание, теряет вес и чувствует ухудшение здоровья. Но она до сих пор не прошла медицинское обследование. Имея поддержку коллег и спонсора лечения (Союза Настоящих журналистов Узбекистана), Эшанкулова предпочла табибов (лекарей), и это ее право. Если всё же она хочет пройти медобследование, но не доверяет узбекским врачам, то что ей мешает обратиться к врачам в Казахстане или в России?

2. Отсутствие медицинского заключения о состоянии здоровья не позволяет документально подтвердить версию об отравлении Эшанкуловой узбекскими властями;

3. Упреки и требования оказать медицинскую помощь, направленные дипломатическим миссиям демократических стран в Узбекистане, продолжаются даже после того, как стало известно, что в американской клинике оказывают услуги только гражданам США и обладателям грин-карт. Кроме того, сама Эшанкулова 6 апреля 2014 года сделала заявление о том, что дипломаты посольства США с ней встретились, и она с ними беседовала больше часа. По ее словам, там ей посоветовали вызвать скорую помощь или обратиться в медицинский центр ««Сафо Тиббиёт» в Ташкенте, где квалифицированные специалисты оказывают услуги всем, кто к ним обращается. По сведениям наших коллег в Узбекистане, при посещении специалистов там даже не надо показывать паспорт - нужно только оплатить услуги. У Малохат Эшанкуловой есть спонсор, поэтому она может беспрепятственно пройти осмотр и получить срочную медицинскую помощь.

Авторам заявления следовало бы обратить внимание на то, что, не будучи медиками,  мы не пытались и не пытаемся определить состояние здоровья Малохат Эшанкуловой.

Мы убеждены, что в сложившейся ситуации Эшанкуловой необходимо обратиться к врачам по ее выбору и пройти тщательное обследование. Если версия об отравлении все же подтвердится, то наша организация готова пересмотреть свою позицию и содействовать Эшанкуловой в получении квалифицированной правовой помощи, а также помочь ей обеспечить свою безопасность, если это будет необходимо.

См. также:
Заявление Ассоциации «Права человека в Центральной Азии»по поводу отравления Малахат Эшанкуловой от 4 апреля 2014 года


9.5.14

С Днем победы!

Из переписки с участником Великой Отечественной войны (1941-45гг.) : 

"Лучшая награда для нас - это добрая память и сохранение мира на Родине"

Будем помнить

6.5.14

Памяти Елены Рябининой

4 мая 2014 года с нами не стало Лены Рябининой. 

Давайте негромко,
Давайте вполголоса,
Давайте простимся светло.

(Из «Прощальной песни» (стихи Юлия Кима)). Лена любила этого автора и дарила друзьям диск с записью его концерта.


Фото: Одна из последних фотографий Елены Рябининой. В сложных,
почти безвыходных ситуациях Лена шутила, и решение находилось.
С 2002 года Елена Рябинина защищала права находящихся в России беженцев из Центральной Азии, была руководителем программ "Помощь политическим беженцам из Центральной Азии" и "Право на убежище".

Рябинина активно боролась за соблюдение Конвенции о статусе беженцев, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Международного пакта о гражданских и политических правах, других международных правовых документов. Одновременно это была борьба с российской судебно-правовой системой, для которой люди и их права традиционно стоят на последнем месте. Но благодаря своей высочайшей компетенции, энергии, принципиальности и упорству Елена много раз преодолевала сопротивление гигантской бюрократической машины. Также это была борьба против прямо нарушающих главные принципы международного права соглашений Шанхайской организации сотрудничества. Этими соглашениями государства-члены ШОС пытаются придать видимость законности совместно творимым ими политическим репрессиям. Прежде всего это политически мотивированные похищения, а также принудительная выдача и высылка беженцев.

Усилиями Елены Рябининой около 70 семей беженцев были переселены из России в безопасные страны.

Она смогла сформировать базу данных по случаям незаконного принудительного возвращения беженцев в страны их исхода. Как правило, все они затем были лишены свободы, а у многих под пытками добивались показаний против себя. Лена следила за их судьбой и до последних дней жизни информировала об их положении независимых наблюдателей в области защиты прав человека.

Все эти случаи были тщательно документированы и стали бесспорным аргументом для защиты от пыток и предметом анализа для многих авторитетных правозащитных организаций. На основании информации из практики Елены Рябининой правительства США и Канады, многих государств Евросоюза вырабатывали рекомендации для стран Центральной Азии в рамках диалога по правам человека. Большая работа, не всегда заметная и очень кропотливая, позволила Елене Рябининой стать серьезным экспертом в области защиты прав беженцев из Центральной Азии; ее мнение позволяло влиять на судьбу многих людей, преследуемых по политическим и религиозным мотивам.

С 2005 года Елена Рябинина сотрудничала с Ассоциацией «Права человека в Центральной Азии».

HRW о Елене Рябининой: http://www.hrw.org/news/2014/05/05/memory-elena-ryabinina

Правозащитница немало рассказывала о проблемах беженцев в пресс-релизах и статьях.

Вот некоторые из них:
"Шанхайская шестерка" и высылка беженцев http://www.hro.org/node/2933

"Синусоида". Международное право, вопросы экстрадиций и кое-что из тригонометрии http://www.hro.org/node/4816

Другие статьи Елены Рябининой на портале «Права человека в России»:

Биография правозащитницы:

*  *  *

Лена Рябинина запомнилась веселым и добрым человеком. В эти дни вспоминаются встречи с ней и общие дела, и не уходит грусть оттого, что больше этого не будет.

Елена Рябинина успела сделать много добрых дел. Нам будет очень ее не хватать.

Светлая память тебе, дорогая Лена.

Надежда Атаева и Дмитрий Беломестнов 

2.5.14

Вручение дочерям Мухаммеда Бекжанова премии «Репортеров без границ» «Журналист-2013»

                 Айгуль Бекжанова:
«В Узбекистане нет закона, который запрещает детям встречаться с отцом, но я не могу получить разрешение на встречу с папой уже много лет...».

2 мая 2014 года в Вашингтоне в офисе Фонда «Открытое общество» дочерям политзаключенного Мухаммеда Бекжанова, бывшего редактора оппозиционной газеты «Эрк», была вручена присужденная ему премия «Журналист-2013», учрежденная организацией "Репортеры без границ". Премия была присуждена Мухаммеду Бекжанову в ноябре 2013 года и передана его родным накануне Всемирного дня печати.

Мухаммед Бекжанов,
1999г.
Мухаммед БЕКЖАНОВ, 1954 г.р., гражданин Узбекистана. Бывший главный редактор газеты «Эрк», учредителем которой является одноименная оппозиционная партия.

В 1999 году Мухаммед Бекжанов был приговорен к 15 годам лишения свободы по статьям Уголовного кодекса Республики Узбекистан: 158, п. 3, - «Посягательства на президента Республики Узбекистан»; 159, п. 3, - «Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»; 216 - «Организация запрещенных общественных объединений и религиозных организаций»; 223, ч. 2, - «Незаконный выезд за границу или незаконный въезд в Республику Узбекистан», 227, ч. 2, - «Завладение, уничтожение, повреждение или сокрытие документов, штампов, печатей, бланков», 228, ч.ч. 2, 3 - «Изготовление, подделка документов, штампов, печатей, бланков, их сбыт или использование»; 242, ч.1, - «Организация преступного сообщества». В 2003 году по амнистии ему сократили срок наказания на 3 года и 8 месяцев.

В 1999 году во время следствия в Таштюрьме Мухаммед Бекжанов подвергся пыткам. Тогда ему сломали ногу, и он до сих пор хромает. На третий год заключения он заболел туберкулезом. С этим диагнозом Бекжанов дважды проходил лечение в больнице для заключенных в «Сангороде» в Ташкенте. Ему остро необходима помощь стомотолога.

25 января 2012 года на заседании в тюрьме Касанского района Кашкадарьинской области по обвинению в «нарушении внутреннего распорядка» ему добавили еще 5 лет к сроку.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии», «Международная амнистия», «Репортеры
На фото: дочери Мухаммеда Бекжанова
Айгуль Бекжанова и Инобат Бекжанова  
без границ»,
CPJ, «ACAT-France» и HRW в своих материалах неоднократно выражали обеспокоенность по поводу положения Мухаммеда Бекжанова.

Руководитель отделения организации «Репортеры без границ» по Европе и Центральной Азии Йоханн Бир сказал: «В Узбекистане как минимум еще 10 журналистов остаются в тюрьме. Четверо из них мучаются в тюрьме из-за журналистской деятельности, остальные наказаны за защиту прав человека. Один из остающихся в тюрьме – Мухаммед Бекжанов».

На фото: Инобат Бекжанова, Надежда Атаева, Айгуль Бекжанова и Стив Свердлов





40 полицейских против 58-летней правозащитницы

Следователи Генпрокуратуры Азербайджана нарушили статью 3 и статью 5 Европейской конвенции об основных правах человека

28 апреля в 22.30 в аэропорту Бина у меня и Арифа Юнусова из рук выхватили паспорта и посадочные талоны и провели в небольшую комнату, на которой висела надпись «Security office». Туда же принесли наш багаж, который мы сдали при регистрации на рейс. В эту небольшую комнату набилось семь служащих аэропорта, которые проводили личный досмотр и двое следователей прокуратуры – Санан Пашаев и Ибрагим Лемберанский.

Нам не было предъявлено никакого письменного решения суда о запрете на выезд из
Лейла Юнус,
Кавалер ордена Почетного легиона Франции
Лауреат международной премии им.Теодора Хеккера 
Директор Института мира и демократии 
Азербайджана
страны, решения суда о проведении личного досмотра. Ибрагим Лемберанский устно заявил, что нам запрещен выезд из страны, не объяснив по какой причине. С 22.30 до 03.40 утра нас содержали в этой комнате (без возможности воспользоваться туалетом) и проводили самый тщательный досмотр всех наших вещей. Приехавшего в аэропорт адвоката не допустили. Каждую вещь, включая нижнее белье, прощупывали сотрудники аэропорта. Протокол личного досмотра и досмотра багажа нам не показали. Его подписали сотрудники аэропорта, как я поняла, понятые. Ничего предосудительного найдено не было, но у нас отобрали портативный компьютер, видеокамеру и фотоаппарат,  паспорта (!), документы на имущество (в нашу квартиру не раз в период нашего отсутствия осуществлялось несанкционированное вторжение посторонних лиц и потому, когда мы оба покидаем страну, то стараемся брать с собой наиболее важные документы, чтобы их не терять или потом не заниматься восстановлением).

Примерно в 03.40 утра нас посадили в машину, вывезли за пределы аэропорта, представили к нам охрану из двух спортивного телосложения людей в штатском.

По дороге из аэропорта неизвестные нам спортивного телосложения охранники всячески издевались над нами. В частности, говорили, смеясь, что когда жену насилуют на глазах у мужа, он подписывает любые признания. А уж если мужа будут насиловать, то вообще…

Нам не объяснили, куда нас везут, только подъезжая к нашему дома по адресу пр.Нариманова, 125, мы поняли, что приехали к нам домой. Здесь меня ожидал настоящий шок: во дворе дома стояло 6 полицейских микроавтобусов! В наш подъезд набилось около 40 полицейских и молодых спортивного телосложения людей в штатском. Обращение с нами было очень грубым. Следователь И.Лемберанский в приказной форме потребовал от меня открыть квартиру для обыска. Когда я у него спросила ордер на обыск, он только иронично хмыкнул. Мой муж Ариф Юнусов от пережитого стресса, особенно угроз в машине, не выдержал, у него случился сердечный приступ и он упал прямо в подъезде. Находящиеся здесь же журналисты вызвали «Скорую помощь».

Я выскочила из подъезда, прекрасно понимая, что если я открою дверь в квартиру, то в нее зайдут несколько десятков человек и подложат все, что угодно. Я сказала, что не открою дверь в квартиру, если не будет определено точное число людей, которые будут проводить обыск, а понятыми будут независимые журналисты. Меня взяли в круг спортивного телосложения люди в гражданском и Лемберанский в грубой форме стал кричать на меня: «Открывай дверь! Понятые всегда должны быть с нашей стороны. Мы сейчас должны срочно провести обыск». Журналисты сообщили мне, что моему мужу стало совсем плохо. Я побежала на улицу, посмотреть, не пришла ли «Скорая». Полицейские и люди в штатском неотрывно следовали за мной.

Наконец приехала «Скорая», однако более тридцати минут полицейские не позволяли врачам увезти мужа в больницу. Когда я увидела, что он бьется в судорогах, беспомощный, со мной случился нервный срыв. Я кричала, что Лемберанский будет виновен в том, что мой муж умрет. Наконец, увидев, что Ариф действительно может умереть, полицейские машины дали дорогу для «Скорой» и мужа увезли в реанимацию больницы Скорой помощи (быв. им.Семашко).

Пытки в отношении меня продолжились с новой силой. Ко мне подошел начальник Ясамальского районного управления полиции полковник Исмаил Асадов. Он стал кричать на меня и оскорблять, требуя немедленно открыть квартиру. Было уже около пяти утра. Я очень хотела в туалет и позвонила соседям с просьбой открыть мне дверь. Я зашла в соседний подъезд, с целью зайти к соседям и воспользоваться их туалетом. За мной по пятам шло 6 здоровых полицейских. Когда моя соседка открыла дверь своей квартиры, трое полицейских зашли вместе со мной. Я сразу зашла в туалетную комнату, т.к. не было сил больше терпеть. Через секунду за мной зашел молодой полицейский. Мне ничего больше не оставалось, он был со мной в туалете, внимательно наблюдая как я снимаю и одеваю штаны, при этом издевался надо мной, используя уличные слова, меня всячески оскорблял. У моей 84-летней соседки случился стресс, она стала рыдать. Чтобы не подводить людей, я ушла от них опять во двор.

Во дворе я обратилась к полковнику Асадову, сказав о возмутительном поведении полицейского, который унижал мое достоинство. Я была в состояние глубокого стресса, дала о себе знать и моя болезнь – сахарный диабет. Хорошо, что соседка дала мне яблоко, которое я сразу начала есть. Полковник Асадов громогласно оправдал поведение своего подчиненного, заявив, что я не азербайджанка, а армянка, а в отношении армянских женщин допустимо любое насилие. Полицейские стали теснить меня и оскорблять. Чтобы избежать насилия, я села в машину одного журналиста. Лемберанский заявил, что сейчас сломает дверь в моей квартире. Я попросила передать, что они могут и ломать и делать что угодно. Если они довели моего мужа почти до смерти, я не буду думать о мебели и квартире.

Было уже около 7 утра. Я чувствовала головокружение и тошноту, боялась, что упаду. Лемберанский заявил, что обыск отменяется, а меня повезут на допрос в Прокуратуру. Я сказала, что поеду только в сопровождение своего адвоката и доверенного лица. В 07.00 мы были в Управление по тяжким преступлениям Генпрокуратуры. Здесь мои мучения продолжились до 16.30. Меня, измученную 58-летнюю женщину, по очереди допрашивали четыре следователя. Следователь Санан Пашаев даже не позволил мне сесть, чтобы вытянуть ноги. У меня ныла спина, начались острые боли от межреберной невралгии. Задаваемые вопросы и весь характер этого допроса один в один напоминали допросы в НКВД сталинского периода. Что у них якобы есть доказательства, что я – армянский шпион, многие годы работаю на Армению и т.д. Я отказалась подписывать документ о неразглашении тайны следствия, заявив, что никакого следствия нет, а есть фальсификация дела, чтобы посадить невинных людей. Я также отказалась подписывать протокол допроса. Мои доверенные лица также его не подписали. Но, даже прочитав протокол допроса, было очевидно, что зафиксированные в нем вопросы и мои ответы резко отличались от тех, что на самом деле звучали. Следователь Санан Пашаев формулировал вопросы и ответы по собственному усмотрению.

Около 17.00 меня, измученную, еле стоящую на ногах, снова посадили в машину и отвезли на мою квартиру по адресу – ул.Низами, 53, кв.30. Здесь опять во дворе дома были десятки полицейских. Я была очень истощена, у меня двоилось в глазах, я еле стояла на ногах, но все равно сказала Лемберанскому, что не открою квартиру, если полицейские не уйдут, а в квартиру для обыска зайдет такое количество их людей, какое будет и с нашей стороны. Если будет 5 сотрудников прокуратуры, тогда понятыми будут двое независимых журналистов и трое наших юристов. При этом ордер на обыск Лемберанский не представил. Но у меня уже не было сил сопротивляться. В квартиру зашло 10 человек, как было указано выше. Только здесь был представлен ордер на обыск.

С 17.00 до 19.40 обыскивали мою квартиру по адресу ул.Низами, 53, кв.30. Был изъят компьютер Азада Исазаде, визитная карточка какого-то армянского историка, сборник статей Организации Освобождения Карабаха. На этом мои мучения не закончились.

Около 20.00 мы приехали на нашу квартиру по адресу пр.Нариманова, 125, кв.4. Здесь опять стали надо мной издеваться. В подъезде опять было порядка 40 полицейских и штатских, как я понимаю, сотрудники МНБ. Только после длительных пререканий, нам удалось добиться, что в квартиру зайдут по 5 человек с каждой стороны, как и при обыске в квартире по адресу Низами, 53, кв.30.

В 9 часу вечера начался обыск в квартире по адресу пр.Нариманова, 125, который продолжился до 23.40. Из квартиры взяли копию удостоверения личности Рауфа Миркадырова, старые банковские карточки.

Хотя мои адвокаты и понятые подписали оба протокола обыска, сделав свои замечания, нам не дали возможности снять копию протокола. Таким образом, меня продержали под стражей почти 26 часов без перерыва, при этом я была подвергнута бесчеловечному обращению, унижающую мою честь и достоинство, и подрывающее мое здоровье.

Все это время я не знала, каково состояние моего мужа, который был помещен в реанимацию.

К этому тексту прилагаю видео того, что происходило:

Обыск в офисе

Ночной обыск

Столкновение с начальником полиции

Полиция бесстыдства


Лейла Юнус

г.Баку, 02 мая 2014 г.