2.3.11

Кыргызстан: факт убийства не установлен, но обвинение предъявлено

История уголовного дела № 41-10-305

Под пытками жителя города Оша заставили дать показания о том, что он якобы совершил убийство. Прокурор направил в суд обвинительное заключение, хотя при расследовании уголовного дела не были установлены ни потерпевший от преступления, ни сам факт убийства.

С ноября 2010 года Ошский городской суд по уголовным делам рассматривает уголовное дело по обвинению Хамрабоева Муродбека Авазовича, 1982 года рождения, в убийстве. По совокупности преступлений, предусмотренных статьями 97 (убийство), 123 (похищение человека), 233 (массовые беспорядки) Уголовного кодекса Кыргызстана, ему грозит пожизненное заключение.

3 августа 2010 года Муродбек Хамрабоев вместе с друзьями обедал в столовой. Вдруг там появились сотрудники уголовного розыска и задержали его, не объясняя причин. Хамрабоева отвезли в здание УВД города Оша и предъявили обвинение в убийстве Орозалиева Палвана Самыевича, имя которого Хамрабоев тогда услышал впервые. Ему заявили, что, будучи узбеком, он испытывал к кыргызу Орозалиеву ненависть на национальной почве и поэтому убил его. Возражать было бесполезно.

По словам подсудимого Хамрабоева, следователь завел его в камеру, где его ждали крепкие парни. Там же провели опознание, где никто его не опознал. А потом в камеру ввели Мансура Тошматова, 1987 года рождения. Как тут же объяснили последнему, он должен был дать свидетельские показания о том, что Хамрабоев убил Орозалиева. Сначала Тошматов отказавался давать ложные показания. Тогда в присутствии милиционеров крепкие парни жестоко избили его, и он стал подписывать все, что ему предлагали. Так же выбили показания против Хамрабоева у Атажанова Рустама Расуловича, 1985 года рождения. Ни Атажанов, ни Тошматов до этого никогда Хамрабоева не видели.

На предварительном и судебном следствии основные свидетели убийства, Тошматов и Атажанов, не смогли рассказать, при каких обстоятельствах Хамрабоев нанес смертельные телесные повреждения Орозалиеву.

Со стороны потерпевших в судебном процессе участвовуют родные Орозалиева, которым также неизвестны обстоятельства убийства. Обвинение не представило доказательств факта убийства. Более того, в материлах дела отсутствуют заключение судебно-медицинской экспертизы о причине смерти, нет протокола осмотра трупа и вещественных доказательств, свидетельствующих о нанесении телесных повреждений Оразалиеву. Тем временем свидетели Тошматов и Атажанов признались в том, что дали ложные показания против Хамрабоева под пытками. Таким образом, в уголовном деле отсутствует объективная сторона преступления – убийства, но суд принял его к рассмотрению.

Остается только удивляться, что сотрудники прокуратуры, имеющие юридическое образование и надзирающие за исполнением законов в Кыргызстане, оставили без внимания то, что в деле нет потерпевшего. А суд демонститрует полную зависимость от Ошской местной власти.

Мы наблюдаем поразительную вещь: если произошло убийство - должен быть труп, а его до сих нет. То есть Муродбек Хамрабоев обвиняется в преступлении, факт которого не установлен.

За соблюдением прав человека на юге Кыргызстана следят находящиеся там международные наблюдатели. Но, как видно, никто не может прекратить произвол. Иначе трудно объяснить ситуацию, когда человек брошен в тюрьму за несовершенное преступление. А творят этот произвол люди, действующие от лица государственной власти и призванные защищать законные интересы всех граждан, независимо от их национальной или этнической принадлежности.